Россия / Чечня / 26 январь 2019

Самашки: воспоминания софринца о зачистке

Привет!

В этом блоге я собираю информацию об операциях, военнослужащих, амуниции, наградах, быте и мифах Первой и Второй чеченских военных кампаний. Мне интересен исторический контекст, портреты людей и общая событийная канва, которой, как мне кажется, уделено преступно мало внимания. Мы - это наша история. Забывая её, мы забываем себя.

Эта статья посвящена операции МВД РФ по зачистке села Самашки в апреле 1995 года. Данная операция примечательна не только лишь полученным силами МВД РФ боевым опытом, но и тем резонансом вокруг зачистки далеко после её событий: "повторение Хатыни", "повторение Сонгми", "убийства стариков и детей", "палачи в форме МВД" и им подобные заголовки до сих пор можно обнаружить в статьях, посвящённых тем событиям.

Далее будут представлены воспоминания ветерана Первой кампании (21 ОБрОН ВВ МВД РФ, Софринская бригада), который участвовал в зачистке Самашек, а также разобрана одна из самых популярных статей на тему зверств солдат федеральных сил в этом селе, которая с одинаковым рвением тиражируется как на проичкерийских сайтах, так и в блогах наших соотечественников.

Самашки: воспоминания софринца о зачистке
Хозяйка со своими мёртвыми "кормилицами" у села Самашки. Война не знает пощады.

ГЕОГРАФИЯ СОБЫТИЙ

Прежде, чем приступить к событиям марта-апреля 1995 года, рассмотрим эту локацию с топографической точки зрения.

Село Самашки на карте

Самашки - крупное село, расположенное на западе равнинной части Чечни. С севера к территории села примыкают холмы Сунженского хребта, с юга - плотный лесной массив; рядом находится река Сунжа. Через сельскую территорию пролегает железнодорожная линия, по которой осуществляется транспортная связь между Грозным и Назранью. К началу село насчитывало 2100 дворов (а дворы, в среднем, не ограничивались одним домом - на каждом дворе было два-три дома). Население Самашек составляло около 14 600 человек.

Современность, Самашки. Можно наблюдать равнинную природу.

Климат соответсвует в той области равнинному: снега сходят к середине марта, воздух отличается влажностью; облачные дни преобладают над ясными.

ПРЕДЫСТОРИЯ СОБЫТИЙ

Село Самашки не являлось какой-либо стратегической точкой или пунктом - как и всё направление. Приоритетом считалось удержание Грозного; так же на повестке дня было освобождение Гудермеса и Аргуна. Но в то время, когда силы МВД проходили по магистрали мимо села Самашек, поступила информация от разведки, что из Ачхой-Мартана, Бамута, Закан-Юрта к селу подошло достаточно крупное бандформирование, около 300 боевиков. Местным жителям было роздано порядка 270 единиц оружия - таким образом, село уже насчитывало порядка 600 боевиков. Ко всему прочему, была известна информация, что значительная часть населения Самашек относилась к тому же тейпу, что и Джохар Дудаев.

Была проведена предварительная встреча со старейшинами села. Им были продиктованы следующие требования: бойцы СОБРа и ОМОНа беспрепятственно прочесывают все село, проверяют паспорта и изымают незаконно хранящееся оружие - после чего войска покидают село, оставив только блок-посты.

Первая встреча сторон ничего не принесла. Старейшины села убеждали представителей федеральных сил в том, что зачистка не требуется - и, более того, по их словам, подобные процедуры вовсе несовместимы с так называемым "чеченским менталитетом", и ни о какой сдаче оружия и проверки паспортов не может идти и речи. По словам сотрудников МВД РФ с такими аргументами им приходилось сталкиваться довольно часто.

Во время второй встречи были выдвинуты жёсткие требования о сдаче 270 единиц оружия и выдаче лиц, числящихся в списках, как боевики. В ответ на это старейшины заявили, что в их селе нет ни обозначенного числа стрелкового оружия, ни обозначенных лиц. С их слов выходило, что разыскиваемые либо давным-давно уехали из села, либо вообще находятся на территории России.

В итоге, постоянно прося отсрочку, старейшины предоставили от 11 до 20 стволов, тем самым вынуждая силы МВД приступать к плановой зачистке. При этом, возвращающиеся от федералов старейшины были обстреляны боевиками, которых те пытались оградить от выдачи.

Операция по зачистке началась вечером 7-го апреля 1995 года.

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ВОЙСК

ВОСПОМИНАНИЕ ВЕТЕРАНА СОФРИНСКОЙ БРИГАДЫ (ИСР)

3-4 апреля 1995 года
Приехали под Самашки. Встали на горе. Снизу на дороге что-то вроде блок-поста. Закопались на славу. Потрещали с пацанами - говорят стреляют из села. Ну да ладно. Слева от нас выстраиваются САУшки. Чуть ниже минометка чья-то. Домик-развалюшка стоял - разобрали нафиг: дрова всем нужны, но всем не хватило. На общественных началах едем на окраину села: шмонаем, собираем все, что горит, но брать там больше нечего - все украдено до нас. Едем домой на горку. Говорят копать блиндажи. Ну их нафиг, ушли к ОМОНовцам.

4-5 апреля 1995 года
Утро. Красиво. Горы видно. Все стоят и смотрят. Пожрали кое-как, грузимся на БТР - разведка. Въехали в село на окраину, крутились чёрт знает сколько: трубы какие-то везде, "железка" ещё - село конкретное, дорогу хрен найдешь. Только въехали задворками -БА-БАХ!! Колесо оторвало нафиг. Водила ловит кайф, мы все слетели вниз, кто по матерости, а кто по инерции. Но все живы. Ходим ищем мины. Спецназеры наши по кустам шуршат, прикрывают. Нашли две штуки [мин] - выбросили в кусты от греха. Водила прочухался - ползем домой на горку.

Фотография уже после описанных событий.

5 или 6 апреля 1995 года
Слева какая-то бригада ещё приехала - это хорошо: скопом и батьку бить легче. Поперлись опять в разведку. 2 БТР и танк - сила! Едем быстро, видимо, командиры карту посмотрели. Переезд впереди, начинаем обгонялки: БТР со спецами обгоняет нас и - БА-БАХ! - торжественно пролетает в кюветик. Колесо нафиг. Саперы (мы), естественно, папуасы - мины с брони не увидели - косяк однозначно[смеётся]. Слезаем, ищем мины. На 6 саперов 1 рабочий миноискатель - у остальных нет батареек, на войне батарейки дефицит. Плееры и магнитофоны, понимаешь, тоже на них работают. Получаем люлей за нецелевое расходование электро-ресурса, но это фигня, это временно. Открою также вам тайну военную, миноискатели эти полезны может быть, но не там и не тогда это уж точно. Пищит он, сволочь, от всякой фигни всегда: от осколочка до бомбы, а всю дорогу не перекопаешь. Но есть у нас саперов чудо техника - ЩУП называется. То, чем таджики у нас мусор собирают, все видели? - палка со штырем острым. Тыкнул, уперлось - ну респект. Может бомбу нашел (а может банку консервную). Так вот ходим - щупаем. "Маджахеды" от такого кинематографа там у себя угорали, наверно, - пусть. Переезд перешли, вроде нет ничего. Танк пополз. Остановили. Щупаем. Миноискатель пищит у трака - дорога укатанная вроде, нет ничего. Пошел!... БА-БАХ! САПЕРЫ!! Танкист явно расстроен: каток как корова слизала, танк аж чуть подпрыгнул, лицо у танкиста незабываемо. Дальше мы идем пешком. Лезем через насыпь, там железка, вагоны, хрен знает чего, трубы, блин, накручены - не проедешь. Топаем какими-то канавами вдоль окраины. До села метров 100. Нас выгоняют на поле искать мины. Ползаем по колючкам реально ощущая себя дураками - но это временно. В огороде бабка копается. Тихо. Жизнь кипит. Прям Подмосковье - а мы ползаем.
Один наш засеял детонаторами все поле пока ползал, собирает - мы ждем. Трындим в канаве. Спецы матеро водят стволами - прям кино, только бабка куда-то подевалась. Тут по нам зафигачили: ПК (пулемёт Калашникова) с домика. Лежим. Ссыкатно. Пули свистят, как в песне, блин. А до переезда, как до Китая. Спецы обещают близкое знакомство с вражиным минометом в ближайший отрезок времени. Но тут нас спасают: выкатывается какой-то залетный БМП (спасибо тебе, БМПшка) - и долго и со вкусом работает по чеченскому петьке с пулеметом. ПК молчит. Бежим к насыпи, быстро, очень-очень быстро. Олимпиада, где ты? Все, блин, золото наше. Едем на горку к нашим. Саперы - папуасы...
Наши вечером трындят по армейской рации с духами. Те нам всем обещают карачун. Мы просим их выйти пободаться в поле. Дальше был только непереводимый русско-чеченский народный фольклор.
Едем утром к генералу. Он тут недалеко закопался: минут 15-20 от нас, на горке тоже. Палатки, вагончики, проволока, пулеметы - всё, как у людей. Респект. Генерал с командирами сваливают к селу, спецы и несколько наших с новыми батарейками вместе с ними - со старейшанами стрелка.
Приехали они со стрелки: те говорят, что духов нет, ушли. Типо велкам. Ну-ну...

7 апреля 1995 год. Примерно 17-30.
Всеобщий мировой алярм. Все грузимся! На штурм! Ура! Мы, блин, рады офигенно. ОМОНовцы в частности. Поехали. Резво так доехали до села. Кругом движуха, СУшки пыхтят, все носятся, муравейник. Только мы, как папуасы, в этот жопинск лезем. Пацаны с блокпоста машут. Спасибо, парни. Стоим на окраине, ждем команды. Вечереет стремительно.

18-30 или 18-45, тот же день.
Темно реально, еще немного и ночь.Что стоим-то? Бунт назревает. ОМОНовцы в основном - они-то матерые, а мы так... Как-то страшненько, так чуть-чуть. И о чудо! - команда по рациям - ПОШЛИ!! Расходимся на 3 улицы, идем. Танк бабахнул по домику. Хорошо. Ободряет. На соседней улице стрельба резко.

10-15 мин после начала штурма.
"У МЕНЯ ПОТЕРИ!!! ДВА ДВЕСТИ!! НЕТ ОДИН ДВЕСТИ, ОДИН ТРИСТА!!! ЗЕЛЕНЫЕ!!"
Тут мы обосрались, шутки кончились.
"ДВА ЗЕЛЕННЫХ, САПЕРЫ!!!" - "ПОНЯЛ! ВНИМАТЕЛЬНО!!"
Мы, блин, само внимание, но кого?! Там Михалыч и Леха! - кого?! Ссыкатно. Паника тихая. Идем. Стрельба вялая, улица уходит в тупик. Слева дом, справа овраг с речкой-вонючкой, мостик пешеходный из железок - нам туда не надо. Нам к своим - прямо. С соседней улицы ОМОНовцы высовываются. Надо помахать, а то жахнет ещё. Машем. Увидели. Валяемся за кучами с гравием, кто-то тут дорогу ремонтировать собрался, очень вовремя. Жахаем по домику и бежим, снова жахаем. Колонне - МОЖНО! - и бежим. Стреляют. Вытягиваемся в одну колонну. Идем. БТР неожиданно, но уверенно, укатывает в кювет. Не перевернулся. Все в рассыпную. Люк открыли: водила - башка в крови - ранили. Через люк, снайпер. Ищем нового водилу, кандидат из ОМОНа, кажется. Чуть опять в кювет не загнал. Выгнали. Нашли другого. Ползем вперед.
Стреляют уже сильно, постоянно лупят. Почти бежим. 1 бат оторвался вперед сильно, как я понял, пытаемся догнать. Команд толком нет. Бардак. Уже реально ночь. Очень хочется артиллерии. Но они что-то в завязке. Одни осветителки. Село, кстати, целое. Зачем они сюда САУ пригнали? Привязываемся к ОМОНу, от наших толку ноль, а эти матерые - хотя тоже ничего не понимают. Лупят уже не по-детски. Парни от выстрелов из РПГ убегают. Никогда не видели? Это, блин, очень смешно... Водилы категорически отказываются ехать. Комбат уговаривает обратно залезть. Несколько БТР подбили. Есть раненные и убитые помимо наших двух. Жопа. Обратно не пройдем, походу. Вперед тоже. Пить охота. Лезем в дом. Бак с водой - ну его нафиг, еще сыпанули чего-нибудь химического. Компотов тоже нет. Беда. Ладно, мы и рассольчиком помидорным не побрезгуем. Малой тащит с вешалки хозяйскую дубленку и отрывает рукава. "Зачем она тебе?". Мое, говорит, сгорело на БТРе. Предупреждаем, что за чеха примут. Ржем. Но потом картина маслом: это чудо сто шестьдесят ростом, чумазое, лысое, с четырехдневной щетиной, В ДУБЛЕНКЕ БЕЗ РУКАВОВ И С АВТОМАТОМ вылезает на улицу - и напарывается на ОМОНовцев. Но, хорошо, что в итоге разобрались.
Где же САУшки... Вон, танк подбили. Все горит вокруг. Писец, кажется, пришел - он по крайней мере у многих на лицах. Из перекрестков лупят - трассеры, как дождь. Мы тоже лупим из всего, что есть. Загорелось ещё несколько домов. Мы застряли у школы.1 бат ушел вперед, может вышли уже. Хотя впереди тоже драка - не ушли они, махаются. Надо школу занимать. Комбат гонит разведать. Богданыч и Юрка идут, а я... мне стыдно.
Улеглись во дворе у школы. Кто поумней - не полез. Лежим. Сейчас ломанемся. БТР психованный за нами раскорячивается - и с ходу начинает лупить по школе в упор. Трассирует прям рядом и по нему тоже лупят. Ему уже пофиг, "самураи не сдаются", блин. Орем благим матом, убьет ведь! Не слышит, конечно. Но потом у него то ли патроны кончились, то ли он клина схватил - ушёл. Он нас и не видел, небось, пень. Ломанулись. Влетаем в школу. Тихо. Духов нет. Разбежались по классам. Мы на лестнице. Стенок больше - не пробьет. Хитрые. БТРы на улице - смертнички. Только мало их осталось. Сидим, курим. Страшно, блин. Лупят по-прежнему, но уже без азарта. Не достать им нас. Пошли воевать. Лупим из окон по всему что шевелится. Наша пехтура АГС на окно выставили. Веселуха. Сейчас всем просраться дадим. Раненые внизу на первом. До утра еще долго. В классе мы вдвоем со снайпером не нашим. Пацан в теме. Пострелять, говорит, хочешь? Ясен пень! Мы люди любознательные, техника все же... Стреляю. Снайпер кемарит. Ну и кемарь, я теперь сапер-снайпер, блин! ОМОН фигачит - убили и у них кого-то, видать, тоже. А Малой гад - напарник мой - заныкался где-то и спит, оказывается.
Я убил чеченскую курицу. Будет, что пожрать, ежели вылезем.

Утро, 7-8 часов.
Подходит 1 бат. Начинаем искать родные рожи. Потом отходим. Раненных в оставшиеся БТРы - сами пешком, естественно. Шмонаем все. Все бешеные. Стреляем во всё: прячьтесь, духи. Мирных нет почти, может, ушли? Коридор им давали... Сзади стреляют - наши отбиваются. Но днем мы сильнее. Идем. Начинают появляться мирные в домах. Старики в основном. Мужиков старше 15 выгоняют на улицу. "ОБУВЬ И РУБАХИ ДОЛОЙ!"- и сбивают в кучу. Две бабы какие- то-молодуха лет 18 и в годах, чеченки. Орут, показывают посеченные миной ноги. Странно - минометы, вроде, не били... Просят кого-то не убивать. "НЕ БУДУТ ТУТ НИКОГО УБИВАТЬ! ВСЕХ НА ГОРУ, К ГЕНЕРАЛУ! ПУСКАЙ САМ ИХ ФИЛЬТРУЕТ!". Всех мужиков, кого набрали, гонят на гору перед БТРом. Сидим на земле, жрем конфеты - хабар, блин. Улица горит, сзади подгоняют. Уходим.
На окраине сбор. Убитые попадаются. Чечены вроде. Странно, от школы далече. Тут мы и не бились. Сидим на БТРах. Ждем опять чего-то! Нам уже пофигу - отходняк.
Уходим из села…
Курицу, кстати, я так и не подобрал. Жрали тушонку.

Хочу сказать спасибо всем. Генералу, что нас на ночь глядя туда загнал. САУшкам большой респект - экономия снарядов дело важное, кто же спорит. Московскому комсомольцу -отдельно. Столько вранья о нас и духи не рассказывали. Прокуратуре - что на гражданке вызывала. Конечно - зачем нам верить. Спасибо родине за 300 рублей и четыре месяца в этом дурдоме.
Всем всем вам ребята огромное спасибо от Лехи ,от Игоря и отвсех других кого там положили. И пошли вы на ***!

И, кстати, о погибших. Лешка Будкин погиб первым в штурме.

О нем по рации кричали вначале. Влетели они с Михалычем во дворик. Два бойца навстречу. "ПАРНИ ВЫ ОМОНОВЦЫ?" - наши им "ОМОНОВЦЫ-ОМОНОВЦЫ"... и очередь в ответ. Форма, блин, с одних фабрик-то небось. Вот так... Лешку в голову - сразу на повал. Михалычу всю руку разворотило - вырубился. Шок, видимо. Михалыча вывезли на горку. Леху на броню закинули, говорят. БТР пока выбирался из села по буеракам, Леха и свалился, видать. Так и не нашли. Батя его потом в часть приезжал… Пипец, парни…Жалко его. Леха лучший был! Мировой парень. Уважаю навсегда, лучший из нас...
Пить охота. Пачку Белмора на раз-два выкурил.

Младший сержант 21-й Софринской бригады оперативного назначения ВВ МВД РФ Будкин Алексей погиб 7 апреля 1995 г. в селе Самашки.
Отцу Алексея, Евгению Владимировичу Будкину, отправили телеграмму о смерти сына, в которой, в частности, говорилось: "О доставке тела сообщим". Тело доставлено не было ни по месту жительства, ни по месту постоянной дислокации части. В пункте приема и опознания погибших во Владикавказе Евгению Владимировичу предъявили два тела, ни в одном из которых он не опознал Алексея. То же подтвердила и экспертиза. Тела были отправлены в Ростов и зарегистрированы там под номерами 299 и 300. Евгений Владимирович предположил, что тело его сына было отправлено родителям одного из этих двух неопознанных.

P.S. Отец Алексея в итоге нашёл тело своего сына - и этой (и другим таким историям) будет посвящена отдельная статья.

ПО ДРУГУЮ СТОРОНУ ОКОЛИЦЫ

"СВИДЕТЕЛЬСТВА ЗВЕРСТВ И УБИЙСТВ"

Показания Мариет Т. из с. Самашки:

«Я живу на Выгонной улице. Мы сидели в соседнем подвале. Нас было много: женщины, дети, старики. Ребят было много, мы их спрятали. И как раз в первый день пришел один солдат с гранатометом, хотел выстрелить в нас. Но один наш пожилой мужик закричал «У нас женщины, дети. Не стреляйте, ради Бога!» И он ушел, ничего не сделал. А во второй день пришли эти… ФСК что ли, я не знаю. Такие здоровые, один в маске был. Они были пьяные, глаза сверкали. Они начали стрелять. Зажгли соседний дом. Мы от испуга стали кричать: «Пожалуйста, не стреляйте, у нас женщины, дети!» Один солдат начал выгонять нас из подвалов «Это не женщины, это, [цензура], они тоже наших убивают, а мы ихних будем жалеть?!» Потом они взяли часть женщин, загнали в такую маленькую комнату, стекол не было, дверь закрыли. Других затолкали в подвал, такой подвал был под навесам. И начали стрелять туда, в женщин прямо стреляли. Из-за испуга дети страшно кричали… ».

Показания Висаитовой Алины из с. Самашки:

«Я живу в Самашках по улице Выгонной... Они бросили нам в подвал гранату. Две женщины были ранены. Дети плакали, они боялись выходить, хотя
солдаты велели, когда услышали, что мы еще живы. Дети цеплялись за ноги матерей, прям как каменные дети стали… Потом они бросили гранату в машину во дворе. «Ладно, выходите. Молите Бога, что вас там много — не хотим делать братскую могилу, это солдаты сказали. Их было человек десять-двенадцать. Одни сидели, курили, чем-то кололись прямо у нас на глазах. Таких человек пять-шесть было, здоровые такие, старшие, наверное. А остальные «работали» — стреляли, поджигали дома. Брали проволоку железную и завязывали наших мужчин. Сначала раздели их, били очень. Мужчины прям все в крови были. Мы просили солдат: «Пожалуйста, не забирайте их, отпустите!» Солдаты стали требовать за это золото, доллары. Говорят: «Нам ваши шмотки не нужны. Золото и доллары давайте.» Проверяли женщин прямо на шее, золото искали. Не знаю, нашли у кого или нет. Нас много было, шум стоял такой, все плакали. Мужчин голых так и погнали…»

Показания Кормакаевой из с. Самашки:

«…Это не молодые солдаты были, по-моему, какие-то наемники. Лет так под тридцать или даже за тридцать. Одеты они были в такую пеструю одежду, зеленую с белым. Они к нам ворвались в дом на улице Рабочей, 54, схватили мальчишек, поставили их лицом к стенке и стали бить пинками под зад. Мальчик кричит: «Дядя, вы нас не убьете, не убьете?» А солдат взял его за волосы и головой об стенку… А отец закричал: «Не бейте, он русский язык не понимает!» Жалко ему стало сына. Солдат прямо как отцу в подбородок даст! А я прошу по-чеченски: «Не говори им ни слова, они тебя убьют!» Они схватили отца, а девочка моя кричит: «Отдайте папу! Не забирайте его, не забирайте!» Они не слушали ничего.

Согласно сообщениям многих свидетелей, российские военнослужащие сознательно бросали гранаты в подвалы и комнаты домов, а также во дворы, зная или предполагая, что там находятся люди. В большинстве таких случаев, согласно сообщениям, люди получали ранения, были также убитые или смертельно раненные.

Зафиксированы многочисленные сообщения свидетелей о преднамеренном сжигании российскими военнослужащими тел погибших жителей. С этой целью военные забрасывали трупы в подожженные дома, или обливали их бензином и поджигали. Есть также сообщения об использовании огнеметов для поджигания трупов. Сожженные трупы невозможно было опознать - и это позволяло скрыть правду о зверствах.

Вот такой предстаёт армия федеральных сил перед общественностью со слов жителей села Самашки.

КРИТИКА СВИДЕТЕЛЬСТВ О ЗВЕРСТВАХ

Можно сказать, что любой, даже номинально владеющий искусством мыслить критически, обнаружит в свидетельствах жителей села Самашки расхождения.

Три представленных свидетельства повествуют читателю о вопиющих случаях насилия, в процессе которого не щадят ни детей, ни стариков, ни женщин, - но при этом каждый раз находилась "счастливица", избежавшая смертоубийства. Хотя во втором свидетельстве в подвале, где укрывалась рассказчица, разорвалась граната.

Для боя обычно использовались гранаты РГО, у которых зона эффективного поражения равна 12 метрам, а радиус разлёта убойных осколков - 150 метров. Присовокупив к этому забитый до отказа подвал жилого частного дома, можно сказать, что вероятность рассказа о подобном прецеденте со стороны прячущихся в подвале людей стремится к нулю.

Рассказы о приёме наркотических средств вообще являются характерной чертой той войны - и проявлялась как со стороны проичкерийских, так и со стороны профедеральных источниках. Например, полковник Валерий Юрьев в своём интервью говорил о том, что находил и видел трупы боевиков в Хасавюрте, вокруг которых валялись использованные шприцы. И всё тот же полковник опровергал факты приёма наркотических средств подопечными солдатами.

Также во время чтения представленных выше свидетельств, постоянно возникает вопрос касательно того, почему мирные жители не воспользовались коридором, который держали войска федеральных сил всё время до штурма?

Население уходило главным образом в направлении Серноводска. Мы свободно пропускали людей через свои боевые порядки. Разве что проверяли документы и осматривали транспорт – нет ли оружия. Когда поток беженцев иссяк, можно было с полной уверенностью сказать: все, кто хотел выйти из села, – вышли. Боевики исполнили на центральной площади свой воинственный танец – зикр и разошлись по позициям.

Касательно же свидетельств о массовом сжигании трупов:

Ряд членов парламентской Комиссии по расследованию причин и обстоятельств возникновения кризисной ситуации в Чеченской Республике заявили, что комиссия не смогла выявить случаи сжигания трупов убитых жителей Самашек.

О таком изобилии лживых свидетельств существует несколько теорий - и с одной из них вы можете ознакомиться ниже.

ОКОНЧАНИЕ ОПЕРАЦИИ И ИТОГИ

До села Самашки дудаевцы сдавали свои сёла и города без боя, во избежание жертв среди своих. Грозный был исключением: бои велись в центре, где не было чеченского населения, а пригороды (Алды, Черноречье) сдали без боя в конце февраля-начале марта.

Самашки же им понадобились для демонизации российской армии. Они решили дать бой непосредственно в селе - и было ясно, что без жертв среди населения не обойдётся. Возможные жертвы среди своих были той ценой, которую нужно было заплатить ради мощного информационного выигрыша.

Подобный ход выглядит заранее спланированным в том числе и потому, что зарубежные источники (такие как, например, Associated Press) стали вещать о событиях в селе Самашки практически одновременно - и было видно, сколько усилий прикладывается в том числе и для того, чтобы выработалась твёрдая ассоциация Самашки-Сонгми.

По факту, в результате обоюдного огня (без применения артиллерии) погибло около 20-30 чеченцев из жителей села. Бандитов было уничтожено около сотни (в основном при отходе из села), потери среди федеральных сил около 20 погибших.

В те дни любой боевик, не одетый в форму (а тогда таких было не мало) и успевший скинуть автомат за забор, - мгновенно превращался в мирняка, зачастую с документами местного работника милиции. Находились разные документы и паспорта, цель приезда в которых была записана как "просвещение или познание нового в религии".

Ротный как-то сказал, что после Самашек чехи у себя приказ издали - софринцев валить на месте. Попасть к чехам боялись. Не по-животному, чтобы обделаться и бежать, а трезво. Снаряженные эфки у многих на выходах принычены были (хотя их у нас официально и не было, были рго), Слава Богу, не пригодились.
Ф-1 в отличи от РГД, РГО и тд. гарантированно тебя и все, что в радиусе 5-7 метров убьет. Остальные гранаты, как вам не покажется странным, иной раз могут оставить в живых взорвавшись в руке.... Но, по сути, граната не удобная, особливо в горах, взрыватель долгий, скатывается, укрыться успеть можно и т. п., таскать их в больших количествах смысла не было. Поэтому для боя РГО, а "для себя" Ф-1.

Касательно же общих итогов, 8-го апреля агентство ИТАР-ТАСС сообщало о том, что в Самашках «в ходе боя уничтожено более 130 дудаевцев». Эта же информация была на следующий день повторена средствами массовой информации со ссылками на российское командование. 11 апреля представитель МВД, присутствующий на заседании правительственной комиссии по Чечне, заявил корреспонденту НТВ, что существует официальная информация - в селе было убито 120 боевиков, а гражданское население вышло перед штурмом. На следующий день Центр общественных связей МВД распространил информацию, что в ходе операции в Самашках было убито 130 дудаевцев.

Как относиться к данному эпизоду в Первой чеченской войне, конечно, дело каждого. Но необходимо помнить, что любой источник, в том числе и эта статья, может стать ступенькой к самостоятельному исследованию - и ни одна статья, заметка, слезливое и душераздирающее видео не должны восприниматься с верой и как истина в последней инстанции.

Пока готовится очередная статья, ознакомьтесь с предыдущими публикациями:

1) О чеченском синдроме, как трагедии после трагедии

2) О методах работы снайперов в Первой кампании

3) О географии боёв Первой чеченской войны

Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
x