Россия / Чечня / 31 январь 2019

Синдром солдатского сердца

Привет!

В этом блоге я собираю информацию об операциях, военнослужащих, амуниции, наградах, быте и мифах Первой и Второй чеченских военных кампаний. Мне интересен исторический контекст, портреты людей и общая событийная канва, которой, как мне кажется, уделено преступно мало внимания. Мы - это наша история. Забывая её, мы забываем себя.

Сегодня я хочу коротко поговорить о посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР) у ветеранов чеченских кампаний.

Синдром солдатского сердца
Несфокусированный, отрешённый взгляд указывает на включившийся механизм отстранения от ситуации.
"Не мог оторвать взгляда от подбитой БМД, от того, что от нее осталось: груда железа, пропитанная кровью и раздробленными костями двух членов экипажа. Я начинал понимать, что все еще впереди... "
Из воспоминаний солдата

ФЕНОМЕН ПТСР

ПТСР - это выраженные нарушения в оценке и восприятии внешнего мира, которые являются реакцией на сильное психическое и физическое воздействие (угроза жизни и/или здоровью). Сопровождается навязчивыми воспоминаниями, повторяющимися сновидениями с живой картиной воспоминаний. Также характерными являются галлюцинаторные переживания (особая форма воспоминаний о травмирующих событиях, которые отодвигают на второй план происходящее в реальности; человек ведёт себя так, словно бы снова оказался в том времени и ситуации: он начинает думать, чувствовать и действовать также, как и при травмирующем событии), этот процесс ещё называют "флэшбэком". Почти всегда представлены выраженные эмоциональные нарушения в виде болезненно-пониженного настроения, снижением работоспособности или даже депрессии, сопровождающиеся злоу­потреблением алкоголем, агрессивными вспышками и антисоциальными дейст­виями.

Данный феномен в России изучался ещё в Первую мировую войну - хотя в то время и имел другое имя: синдром солдатского сердца или шрапнельный шок.

«Перенесение всевозможных лишений, переживание различных видов опасности или ожидание ее наступления, потеря личной свободы и принудительный характер поведения - все эти факторы войны и боя влияют на психику бойца. Действуя постоянно и непрерывно, они постепенно видоизменяют характер реакции бойца на окружающий мир, создают ряд условных рефлексов - словом, производят ряд изменений, которые, в конечном счете, дают картину видоизмененной психики, присущей бойцу по сравнению с обывателем».
Р. Дрейлинг, русский военный психолог в Первую мировую, полковник Генерального штаба

Массовое отклонение в поведении у вернувшихся с войны отмечалось в США после войны во Вьетнаме - с того момента синдром стал называться "вьетнамским". После эта же форма отклонений стала называться "афганским" и "чеченским" синдромами, хотя с 1997 года в РФ данное отклонение уже было включено в принятый реестр заболеваний МКБ 10 как "посттравматическое стрессовое расстройство" (F43.1).

Отношение к данному синдрому разнится как среди врачей, так и среди военных. В среде последних можно часто столкнуться с обвинением жертвы: якобы бывший солдат и ветеран, страдающий от ПТСР, сам виноват в сложившейся ситуации - и просто пользуется положением, не желая выходить на работу/бороться/менять образ жизни и так далее.

Раненные готовятся к отправке домой. Возможно, для кого-то главное сражение в жизни только-только начнётся.

Надо понимать, что посттравматическое стрессовое расстройство - это, прежде всего, болезнь и болезнь психическая. Если человек не испытывает боли и не истекает кровью, это ещё не означает, что человек здоров и способен функционировать. Перед теми, кто вернулся с войны, и ощущает на себе её груз, стоит новая, серьёзная задача снова научиться жить. В США и иных зарубежных странах (например, Норвегия или Израиль) есть развитые системы помощи для действующих или бывших военнослужащих, в которых обратившийся может получить не только квалифицированную помощь, но и человеческую поддержку, которая важна не меньше в случае с ПТСР.

Трагическое происшествие может нанести тяжелую травму одному и почти не затронет психику другого. Степень уязвимости к боевому стрессу и подготовленность к событиям войны очень сильно влияет на то, проявится ли у ветерана посттравматическое стрессовое расстройство или нет. Можно сказать, что военнослужащий, который относится к родам войск, где подготовке личного состава уделяется больше времени и она не сводится только к взаимодействию в оружием, имеет меньший шанс пострадать от ПТРС; также шанс невелик у опытного, привыкшего к картинам войны солдата.

Очень важно так­же, в какой момент происходит событие: один и тот же человек в разное время может реагировать по-разному. Если травма была сравнительно небольшой, то симптомы стресса постепенно пройдут в течение не­скольких часов, дней или недель. Если же травма была сильной или травмирующие со­бытия повторялись многократно, болезненная реакция может сохраниться на многие годы. Для того чтобы можно было уверенно говорить о ПТСР, реакция должна обнару­жить себя не позднее 6 месяцев после психи­ческой травмы.

Постоянная сильная физическая нагрузка также усугубляет ситуации боевого стресса.

Психология человека, оказавшегося в роли солдата, формируется еще в мирный период, война же выявляет с наибольшей определенностью те или иные качества, а также вызывает к жизни новые, которые не могут возникнуть в мирной обстановке, а на войне формируются чрезвычайно быстро.
Человек на войне за короткий срок изменился и вновь стать таким, каким был, не сможет никогда. Теперь перед солдатом встает задача возвратиться к мирной жизни.

<...>Чеченский синдром - это ведь не просто слова, за каждым стоит конкретная человеческая жизнь. Боевая психическая травма - это стресс, запредельный для человеческих возможностей. Он может длиться годами, но у большинства остается пожизненно.
Дмитрий Альтман, профессор кафедры неврологии УГМАДО

ПТСР И БОЕВИКИ

Боевой стресс и его последствия распространялись и на противоборствующую федеральным войскам сторону. Дудаевцы также страдали от этого явления, но в их случае феномен ПТСР принимал другие формы, так как зачастую он накладывался на радикальные исламские религиозные течения.

Война на каждом оставит свой след.

Исследования показали (Китаев-Смык, 2000), что у изнуренных войной чеченских боевиков, под психологическим давлением и эпизодических чувствительных военных поражений, возникла массовая реактивная депрессия с множеством выраженных болезненных проявлений. Из-за массивности губительных причин она по ряду симптомов становилась похожа на настоящую психическую болезнь. Эта война делала чеченских сепаратистов подчас похожими на сумасшедших.

Если на примере ветеранов федеральных войск мы видим "чеченский синдром" как именно ПТСР, то боевики в силу ряда причин перешагивали через эту ступень - и оказывались на уровне болезни F62.0 (стойкое изменение личности после переживания катастрофы).

Разница в реакции на одну и ту же войну объясняется, прежде всего, и другим, совершенно иным, менталитетом, воспитанием, влиянием адатов и радикального исламского фундаментализма.

Вместе с этим именно религиозность увеличивала возможность психологического влияния на их сознание и волю религиозных исламских ритуалов, молитвенных песнопений, боевого хороводного танца-«зикра».

Для чеченских боевиков были характерны:

• апатичное поведение с приступами немотивированной жестокости («холодной» либо яростной);

• вспышки «священной» злобы (маниакальной агрессии);

• инверсия («переворачивание») депрессии и поведение, характерное для трикстеров (ритуальных шутов);

• интеллектуальное упрощение, примирение с неизбежной своей смертью, с отрешенностью от жизни и «вручением себя Аллаху»;

• психологическая депрессия нередко отягчалась мыслями о самоубийстве; у исламских боевиков эти мысли легко было превратить в стремление к боевому самоубийству «в борьбе за веру». При этом уныние инвертируется в радостное ощущение своей причастности к «высшим силам», что культивировалось представителями ваххабизма.

Чеченцы-боевики, страдавшие военной депрессией с указанной выше симптоматикой, возвратившись в мирные села или в лагеря беженцев, как правило, не могли полноценно включиться в трудную жизнь своей семьи. Вернувшиеся боевики конфронтируют с женщинами и с не воевавшими мужчинами. Это усиливает невротизированность и депрессивность вернувшихся с войны чеченцев и еще больше нарушает шаткое семейное равновесие.

ВМЕСТО ИТОГОВ

Мы видим, что и ПТСР, и его более глубокие формы характеризуются, прежде всего, асоциальным поведением, отстранённостью ветерана от мирного течения жизни, трудностью повторной социализации.

Несмотря на прошедшие годы, нельзя с уверенностью сказать, что психологическую помощь и поддержку получили все нуждающиеся в этом. Поэтому будьте внимательны к ветеранам - и не бередите лишний раз их ран. Случайные расспросы могут стать тем импульсом, которые откроют бездну посттравматического стрессового расстройства, - и нельзя быть уверенным, что человек сможет выйти из этого состояния.

Спасибо за уделённое статье время. Если вам понравилось - нажмите на кнопку "нравится" (иконка с поднятым вверх пальцем). Это позволит другим людям увидеть публикацию.


Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
х