Жизнь / История / 16 февраль 2019

Первая Таласская битва. Римские военспецы в хуннской армии

Первая Таласская битва. Римские военспецы в хуннской армии


В истории непростого соседства Китая с хунну (посвящённая этому обзорная статья - тут) имеется один весьма интересный эпизод, прямо-таки напрашивающийся на то, чтобы по его мотивам кто-нибудь написал вкусный исторический роман - такое там любопытное столкновение характеров, интересов, устремлений и цивилизаций.


Речь о первой Таласской битве 36-го года до н.э. , известной в интернетах под общим наименованием "римляне против китайцев". "Первой" - поскольку многие столетия спустя на том же месте была ещё одно сражение, на этот раз - китайско-арабское. О нём отдельно расскажу как-нибудь позже.


Вторая половина I века до н.э. была для империи Хунну периодом непрекращающихся междоусобных войн и постоянных восстаний данников. Оба явления - во многом за счёт усилий дипломатов империи Хань и на её золото. Такие вот тогдашние китайцы были коварные. Впрочем, осуждать их за это сложно. Когда сначала шестьдесят лет терпишь от этих самых хунну тяжёлые унижения, а потом при попытке переломить ситуацию твой мобилизационный потенциал на много лет вперёд ложится в опалённую солнцем степную землю, но всё-таки достигает целей - в этих условиях пойдёшь на многое, чтобы не возвращаться в "старые добрые времена".


Так или иначе, хунну такое положение дел сильно надоело. И, чтобы его изменить, новый шаньюй (хуннский император) Хуханье решил заключить с китайцами мир на условии формального признания вассалитета. Китайцев это также вполне устраивало, поскольку их коварная стратегия потребляла сумасшедшее количество денег, и, чтобы освободить свой бюджет от этого бремени, они не стали выдвигать каких-либо обидных для хунну условий или влезать в их внутренние дела. Шаньюй на переговорах был посажен хоть и ниже императора, но выше прочих китайских князей, что наглядно отражало его новый статус.


Но Хуханье был не единственным шаньюем хунну. На верховную власть также претендовал его брат Чжичжи, тоже имевший сношения с китайцами и рассчитывавший с их помощью свергнуть Хуханье. Однако, заключение мира ясно давало понять, что китайцы сделали ставку не на него.


Тогда Чжичжи убил бывших при нём китайских послов и отправился с тремя тысячами сторонников за запад с тем, чтобы там завоевать собственное царство, набрать войска - и впоследствии, свергнув брата, расквитаться и с китайцами.


Надо заметить, Чжичжи был прекрасным полководцем. Последовательно разбив в небольшой срок усуней, кангьюев (согдийцев) и динлинов, он отвоевал себе долину реки Талас, откуда и начал выстраивать собственную империю.


Чжичжи понимал, что он не сможет успешно противостоять всем соседям сразу, и потому решил заключить союз с согдийцами. Тех это вполне устраивало - беглый хуннский царевич казался весьма перспективным, и с его помощью можно было неплохо разжиться землями соседей.


И вот именно тогда в нашей истории появляются римляне.


Предположительно, это были солдаты Марка Лициния Красса, разбитые за десять лет до того при Каррах, сдавшиеся в плен и отправленные парфянами защищать восточные границы. Там какая-то их часть, видимо, была нанята согдийцами (державшими всю региональную торговлю, и потому способными себе такое позволить). И те, в свою очередь, предоставили некоторое количество ценных военспецов с далёкого запада своему хуннскому союзнику.



Именно по римским канонам фортификации была возведена укреплённая резиденция Чжичжи на берегу Таласа - с могучим земляным валом, двумя рядами частокола и сторожевыми башнями. Также римский отряд примерно в две сотни бойцов был включён в гарнизон крепости.


Укрепившись в регионе, Чжичжи счёл, что пришла пора действовать, и собрался совместно с согдийцами завоевать и разделить царство Усунь. Войска уже даже были готовы отправиться в поход - но из-за метелей его пришлось отложить.


В это время в западном китайском приграничье представлял интересы императора на должности младшего офицера чиновник Чэнь Тан. Место службы у него было, откровенно говоря, незавидное - самая что ни на есть варварская глушь вдали от столицы. Но выбирать Чэнь Тану не приходилось, поскольку в своё время он умудрился каким-то невыясненным образом проштрафиться, и ныне находился в ссылке.


Складывающаяся ситуация показалась ему несколько тревожной, и потому он решил под личную ответственность действовать на упреждение. Взяв подчинённый ему отряд, он набрал также подкреплений из динлинов, а кроме того, предложил поучаствовать представителям усуньской знати - всё-таки, битва ожидалась за их землю. Всего набралась сорокатысячная армия - которая и выдвинулась на запад.


Боевое крещение союзное войско получило в Чуйской долине, где оно было атаковано согдийской конницей. Армия Чэнь Тана успешно отразила первый натиск, а второго согдийцы не предприняли и убрались прочь, не сумев ни остановить продвижение противника, ни нанести ему серьёзного урона. Так что "по очкам", наверное, победа была всё-таки за Чэнь Таном. Вскоре союзники добрались до ставки Чжичжи и осадили её.


Первым делом Чжичжи попробовал отогнать Чэнь Тана от стен, для чего предпринял вылазку. В ней перед китайцами и предстало чудо чудное - неполная римская когорта, прикрывавшая ворота крепости.


Хуннскую атаку Чэнь Тан встретил обстрелом из арбалетов - и под тучами стрел осаждённые побежали обратно в крепость - все, кроме римлян. Те не дрогнули и продемонстрировали то, что изумлённый Чэнь Тан впоследствии назвал в отчёте для императора "построением, подобным рыбьей чешуе". То есть - "черепаху". Это позволило им прикрыть отступление хунну, и затем с достоинством убраться в крепость самим.


Обстрел, впрочем, продолжился, и к нему присоединились лучники динлинов и усуней. Защитники крепости понесли тяжёлые потери и были вынуждены сидеть по укрытиям, не имея возможности что-либо предпринять. Кроме того, одна из стрел угодила в лицо Чжичжи, нанеся рану, от которой тот к вечеру скончался.


Ночью крепость попытались деблокировать согдийцы - но, прибыв на место, не смогли найти, как подступиться к осаждающим, и убрались прочь.


Войска союзников же потратили это время с толком, засыпав окружавшие крепость рвы и разобрав в нескольких местах частокол. Наутро начался штурм. Хунну и римский отряд сопротивлялись отчаянно, но силы были не равны, и крепость пала. Оставшиеся в живых хунну были казнены. Прочие же защитники крепости, общим числом около тысячи двухсот, были взяты в плен.


Чэнь Тан после этого был реабилитирован и награждён. Ряд высокопоставленных чиновников, конечно, возражал против того, чтобы прощать излишне своевольного авантюриста, но император счёл, что победителей не судят.


Хуханье остался единственным шаньюем хунну, и в степи воцарился мир.


Что же до римлян... По логике те из них, кто смог уцелеть, должны были попасть в число тысячи двухста пленных. Но, так или иначе, их дальнейшая судьба неизвестна.


Понравилось?

Тогда ставьте палец вверх и подписывайтесь на мой канал!

Вам - нетрудно, а мне приятно ♫




Источник: [url=https://zen.yandex.ru/media/klio/pervaia-talasskaia-bitva-rimskie-voenspecy-v-hunnskoi-armii-5c498807ba3bb400addbd78b?from=channel&utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com&rid=1425401612.822138.1550252968161.57042&integration=site_desktop&place=layoutАдыги.RU[/url]
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
x