Жизнь / История / 16 февраль 2019

До монголов. Юэчжи и становление империи Хунну

До монголов. Юэчжи и становление империи Хунну


Есть у "любительской" истории - той, которая в блогах, каналах и пабликах, - одна пренеприятнейшая черта. Несмотря на происхождение хоть каким-то боком от истории-науки, история-от-блогеров всё-таки является развлекательным медиа-контентом, и потому подчиняется соответствующим законам. Таким образом, если в науке то, что какая-то информация неизвестна исследователю, есть проблемы лично исследователя и ничьи больше, то в её, если можно так выразиться, медийном отражении неизвестность контента аудитории оказывается проблемой контента. Значит, не повезло ему с пиаром и раскруткой, и, как следствие, такой контент как будто и не существует вовсе.


Но история, как она есть, не сводится ни к столбику сухих дат, ни, что ближе всего к нашему случаю, к набору разрозненных интересных фактов, между которыми - зияющая пустота этакого "антракта". История сделана из множества пересекающихся цепочек причинно-следственных связей. И если из этих цепочек убрать пострадавшие от недостатка пиара звенья, то иные события, уже не обделённые вниманием, становятся необъяснимыми и непонятными.


В особенности это относится к истории региона, объединяющего в себе Уйгурию, Алтай, Бурятию и Монголию. О том, как этот котёл в XIII-м веке таки взорвался, что-то слышали абсолютно все. Но история о том, как он закипал, особой популярностью не пользуется, и потому широким кругам интересующихся известен слабо. Из-за чего и возникают всяческие глупые вопросы: а чего это он, мол, ни с того ни с сего взял и рванул, не бывает же так.


В данной статье мы начнём рассказ о событиях, в конце концов приведших к беспрецедентной монгольской экспансии по всему континенту. Только начнём - так как весь рассказ в одну статью не уместится. Поскольку начинается он очень и очень давно - примерно с 645-го года до н.э.


Именно к этой дате относится первое упоминание в китайских хрониках о "белом и рыжеволосом" варварском народе, жившем на северо-западе от Китая, в землях, из которых в империю Чжоу поставлялся драгоценный нефрит. Китайцы прозвали этот народ "луноедами", по-китайски - "юэчжи". Есть, правда, версия, что изначальным их прозвищем было "жоучжи", "мясоеды", а "луна" в их наименовании возникла многие века спустя вследствие ошибки при переписывании хроники. Впрочем, учитывая китайскую склонность к образным наименованиям, возможно, что ошибки здесь и не было.


Ныне, благодаря перекрёстному анализу множества источников, включая археологические, известно, что сами эти люди называли себя "кушан", и по происхождению были потомками тех индоевропейских племён, которые при расселении из прародины между Днепром и Волгой забрались на восток дальше других. Если упрощённо, то не будет большой ошибки в том, чтобы назвать их двоюродной родней скифов.


Здесь будет не лишним немного отвлечься и рассмотреть, что из себя представлял тогдашний Китай.


Власть верховных правителей Чжоу (ванов) к тому моменту значительно ослабла, и стала скорее номинальной, на уровне формально первого среди прочих равных удельных царьков и князьков (гунов). Однако, от распада империю удерживали два немаловажных исконно китайских принципа.


Первый - принцип Тяньмин, Небесного Мандата, согласно которому какой попало гун не мог самочинно провозгласить себя независимым ваном, поскольку это должно было определяться высшими силами, а не человеческим соизволением - иначе последуют катастрофы, катаклизмы и прочие божественные кары. Или, если по-простому, титул вана имел и религиозное значение, а общепринятым религиозным центром тогда было именно Чжоу, и покушаться на его привилегии было святотатством.


И второй, наиболее важный для нашего рассказа - принцип Чжунго, цивилизованных срединных царств, защита которых от варваров с периферии должна иметь наивысший приоритет. Здесь уже меньше религии - и больше инстинкта самосохранения цивилизации в агрессивном окружении. Благодаря этому принципу империя успешно отражала набеги варваров и даже прирастала новыми царствами (правильнее сказать - "гунствами", но термин "царство" для китайского удельного княжества как-то устоялся), поначалу, правда, считавшимися полу-варварским вторым сортом, но в китайскую культурную орбиту несмотря на это вполне себе втянутыми.


Суть в том, что мелкие набеги отдельно взятых варварских племён союзные китайские царства совместными усилиями отражали без проблем. Соответственно, что было нужно, чтобы новые набеги не заканчивались провалом? Элементарно, на самом деле - относительно крупный альянс "набегателей", способный выставить достаточное количество бойцов, способный в случае чего отбиться от нескольких объединившихся гунов и успешно прорваться с добычей домой.


И инициаторами набегов по этому новому подходу стали как раз юэчжи. Понятное дело, что ничего подобного Небесному Мандату у них на вооружении не было - слишком уж разнородными были варвары с китайской периферии. Примерно сходный образ жизни в силу обитания в примерно сходных степных ландшафтах - и на том спасибо, но облик, язык и культурные особенности разнились. Потому способ объединения в альянс получался намного прозаичнее. Юэчжи попросту наглядно демонстрировали соседям, что они сильнее, после чего брали заложников из родов вождей. В идеале - наследников. Это, с одной стороны, обеспечивало в степи относительный мир, а с другой - делало вождей более сговорчивыми на предмет участия в общих предприятиях.



Фактически, юэчжи и пристрастили весь свой регион к тактике степняцкого конного набега. В открытом столкновении конница в те времена была не так уж эффективна, но в стремительном набеге, а не сражении "по правилам", её преимущество перед китайскими колесницами в массовости, мобильности и маневренности оказывалось решающим.


Одновременно с этим - и, не исключено, что отчасти из-за этого, так как потеря контроля над ситуацией считалась признаком утраты Тяньмин, - рухнул авторитет Чжоу, и удельные князьки, без зазрения совести уже требовавшие титуловать себя ванами, принялись почём зря драться за верховенство. Очевидно, что успешности набегов такая обстановка только способствовала, и потому царство юэчжи, ставшее абсолютным гегемоном в степи, стало процветать.


Так продолжалось около полутора веков, пока правитель царства Цинь (что любопытно - бывшего "полу-варварского второсортного") Ин Чжен не завоевал все прочие царства и не принял титул "ди", традиционно переводимый у нас, как "император", хотя вообще это был титул бога. Что, пожалуй, многое говорит о "скромности" Цинь Шихуанди, как с этого момента стал именоваться Ин Чжен. Но, ради справедливости, прежний верховный титул "ван" к тому моменту изрядно обесценился, и для правителя объединённого Китая требовалось что-то повесомее.


Как известно, именно при Цинь Шихуанди была выстроена "первая редакция" Великой Китайской стены - ещё глинобитной, сравнительно невысокой и внешне совсем не пафосной. Что немного иронично - только в тогдашнем состоянии, в отличие от более позднего каменного, от неё и было пользы немного больше, чем нагрузки на казну.


Так или иначе, единая стена вдоль северной границы набеги несколько затруднила. И между степняками стали возникать серьёзные трения.


Так, у шаньюя (вождя) племени хунну Тумына было две проблемы. Первая - нелюбимый и политически неудобный старший сын от первого брака Модэ. Вторая - Тумыну жутко надоело подчиняться юэчжи.


И потому он замыслил дело, которое должно было решить обе его проблемы разом: сначала отдать первенца в традиционные заложники юэчжи, а потом вероломно напасть. Тем самым и Модэ утилизировался, и выход из-под власти инородцев в явочном порядке оформлялся.


Модэ, однако, оказался не промах. Он догадался, куда ветер дует, и, не дожидаясь, пока юэчжи придут его убивать, прирезал своего стражника, украл лошадь и бежал. И так его лихость воинам хунну понравилась, что Тумыну ничего не оставалось, кроме как принять уже списанного со счетов наследника обратно в семью и отдать ему под командование собственное войско.


Неизвестно, сколько времени продлилось такое положение, и что при этом делал Тумын. Однако, судя по сведениям, что в определённый момент под властью Модэ, как подчинённого Тумыну удельного князя, было десять тысяч семей, хунну достаточно активно расширяли своё влияние в степи.


В 209-м году до н.э. Модэ организовал заговор, в результате которого убил Тумына и своего младшего брата (имя которого осталось неизвестным), после чего сам стал шаньюем.


Разница между Тумыном и Модэ, как между правителями, заключалась в том, что если Тумын стремился освободиться от юэчжи, то Модэ хотел занять их место гегемонов. И потому практически сразу он приступил к завоеваниям.


Первыми были разбиты и поглощены многочисленные племена дунху, занимавшие значительную территорию. Только одна их ветвь, позже известная как сяньби, избежала разгрома и откочевала восточнее.


Затем были разгромлены и принуждены к вассалитету усуни - родственный юэчжи индоевропейский народ, изначально входивший в их сферу влияния, но впоследствии восставший и изгнанный из первоначального ареала обитания.


И лишь после этого, набрав достаточно сил, шаньюй Модэ решил поквитаться с юэчжи. Причём, использовав в качестве тарана против них всё тех же усуней.


За сравнительно короткий срок Модэ стал правителем империи, по территории вполне сопоставимой с Китаем. И, воспользовавшись гражданской войной, разразившейся после свержения Цинь, он отправился в набег на Поднебесную - дать понять, что в степи появился новый хозяин.


Война с Китаем развивалась успешно для хунну - вплоть до того, что в плен к Модэ попал новый император Лю Бан, впоследствии освобождённый в обмен на договор о ежегодной дани и китайской принцессе в жёны.


Сын Модэ Лаошан (это китайская транскрипция, как его звали на самом деле - восстановить затруднительно) в целом продолжил политику отца - окончательно разбил юэчжи, вытеснив их на берега Амударьи (о дальнейшей их судьбе я уже писал здесь) и также воевал с Китаем, снова успешно. Но, кроме этого, он добавил и от себя нововведений. А именно, стал переманивать к себе китайские кадры - чиновников, ремесленников и спецов по осадной технике. Многие бежали на север охотно - платили хунну щедро, а личной свободы предоставляли побольше.


Таким образом, на севере от Китая сложилась могущественная альтернативная ему империя. И это означало для китайцев наступление весьма непростых времён.


Продолжение следует...




Понравилось?

Тогда ставьте палец вверх и подписывайтесь на мой канал!

Вам - нетрудно, а мне приятно ♫




Источник: [url=https://zen.yandex.ru/media/klio/do-mongolov-iuechji-i-stanovlenie-imperii-hunnu-5c45869e68735700ac7406cd?from=channel&utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com&rid=1425401612.822138.1550252968161.57042&integration=site_desktop&place=layoutАдыги.RU[/url]
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
x