В Мире / Азербайджан / 01 октябрь 2018

История строительства Дворца Счастья в Баку.....


Дворец счастья стал культовым местом для молодоженов благодаря трогательной истории любви нефтяного магната начала XX века - Муртузы Мухтарова, который и отстроил его для горячо любимой жены - Елизаветы Тугановой. Чувства, материализовавшиеся в ажурно-изящном дворце, который восхищает уже более века своей красотой и удивительной гармонией, оставили нам памятник искренней любви, память о которой намного пережила своих героев. Стены дворца молчаливо хранят воспоминания дней давно минувших... И кто знает, сколько они могли бы рассказать, если бы могли, о счастье, богатстве, трагедиях и годах полного разорения и безразличия.
Муртуза Мухтаров родился и жил в поселке Амираджаны и начинал свою карьеру скромным продавцом керосина. До сих пор аксакалы Амираджан рассказывают о том, как молодой Муртуза вез продавать мазут по селам, а его умственно отсталый брат Бал Ахмед бежал впереди телеги и пел песни. Муртуза был сильным и бесстрашным. Ведь он был единственным кормильцем своей многочисленной родни. Поднакопив денег, ему удалось купить участок земли. И тут выпал счастливый жребий - на участке нашли нефть! В те времена подобные случаи были не редкостью. Вспомним хотя бы Зейналабдина Тагиева, Мусу Нагиева. Нефть в один день могла сделать вчерашнего каменщика и носильщика одними из первых миллионеров.
Это была лотерея, и Мухтаров умело ею воспользовался. Природная смекалка помогла удвоить и утроить капиталы. Вскоре он становится одним из влиятельнейших капиталистов Баку. Строит несколько "доходных домов" для брата (на память приходят наши новостройки), так как тот, ввиду болезни, не мог заботиться о себе. Кстати, сегодня эти дома являются шедеврами архитектурного зодчества прошлого века.
Вообще, Мухтаров был большим эстетом, ценителем красоты. Обладая прекрасным природным вкусом, он хотел, чтобы все, что он делает или приобретает, было самым лучшим, самым красивым. В Кисловодске им построен великолепный драматический театр, функционирующий и в наши дни. В Петербурге, совместно с Тагиевым, они строят мечеть (сейчас она называется татарская). Резные купола мечети покрыты лазурной плиткой, которая, несмотря на солидный возраст, все также блещет ярко-небесной синевой.
Как-то раз, будучи во Владикавказе, Мухтарову довелось побывать в доме генерала Туганова, где он и встретил свою будущую жену - Лизу. Ее семья долго не соглашалась на этот неравный, по их понятиям, брак. Но Муртуза всегда добивался поставленной цели, и его упорство, искренность и, конечно же, несметные богатства, которыми он владел, сделали свое дело. После возвращения из свадебного путешествия по Италии, Мухтаров задумал построить для горячо любимой жены дворец, точь в точь, такой же, каким она восхищалась в Венеции. Не долго думая, он решает возвести его напротив православного храма (храм стоял на месте нынешних школ им. Бюль-Бюля, 189 и 190), который был в то время самым большим во всем Закавказье. Разрешение на постройку пришлось запрашивать аж из Санкт-Петербурга, так как губернатор города Баку, зная характер эксцентричного миллионера, не давал разрешение на постройку дворца рядом с церковью. Упрямство Муртузы сломило все преграды, и дворец начал строиться.
Сюрприз был сногсшибательным. Счастливая супруга долго не могла прийти в себя от подобного подарка. Но никто не знал, что происходило в душе самого Муртузы. Ему пришлось скрыть от жены случай, произошедший перед самой сдачей дворца. С лесов, с самого верха, сорвался подрядчик и разбился насмерть. Его молодая жена (он совсем недавно женился), узнав об этом, с горя покончила с собой. Недобрый знак долго не давал покоя Мухтарову. Как знать, может этот случай предвещал его собственную драму, которая произойдет много позже... А пока он счастливо жил с любимой женой и детьми брата Бал Ахмеда, которых чета усыновила, так как своих детей у них не было. Младший ребенок умер в детстве, а любимая дочь - Умия - выросла и стала красавицей. Вскоре она выходит замуж за компаньона по бизнесу Муртузы Мухтарова - Садыха Ахмедова.
И тут разразилась революция. Многие миллионеры начали эмигрировать. Муртузу убеждали покинуть Азербайджан, но он был непреклонен - кого ему было бояться! Только мужа своей дочери, Садыха, попросил, на всякий случай, вывезти семью и жену Лизу в Батуми, где их никто не знал. Там их и застала страшная весть о трагедии, произошедшей в их доме.
В один из дней во двор дворца въехали конные красноармейцы с постановлением об аресте хозяина и его семьи. Услыхав шум, Муртуза Мухтаров вышел на балкон. Возмутившись подобной наглостью, он спросил незваных гостей, как они осмелились въехать на лошадях во двор, устланный дорогим итальянским мрамором. Ответом был отборнейший русский мат, на что Муртуза, не теряя самообладания, достал револьвер и застрелил посланников, оставив последнюю пулю для себя... Не попав в сердце, он промучился еще два дня, истекая кровью. Смерть его была мучительной. Резной дубовый потолок был последним свидетелем страданий хозяина.
После полученного страшного известия молодая семья уехала в Турцию. А Елизавета Туганова-Мухтарова - в Марсель. Она больше не вернулась. И след ее затерялся. Врезалось в память ее фото, из Батуми, сделанное наверно во время именно этих событий. Лицо отражало непосильное, огромное горе, обиду. Потерян смысл жизни и осталось только неприятие жестокого, бессердечного мира, страшной реальности. Никто так и не узнает, где нашла свое последнее пристанище та женщина, которой был посвящен дворец, гордо носящий сегодня звание Дворца счастья.
Складывается впечатление, что судьба, одарив по началу без меры, теперь с особой изощренной беспощадностью расправлялась с Мухтаровыми. Не пощадила она и их любимую дочь - Умию. Похоронив в Турции скоропостижно скончавшегося от скарлатины мужа, Умия ханум, с двумя малолетними детьми - Муртузой и Мухтаром, возвращается в Баку, где вскоре, по мусульманским законам того времени выходит замуж за брата своего супруга - Асадуллу Ахмедова, который был значительно моложе ее. Вскоре младший сын Умии ханум, Мухтар, тоже умирает.
Удивительно то, как эта хрупкая, красивая женщина, привыкшая к роскоши и обожанию, так покорно и стойко переносила удары судьбы, которая по одному отнимала дорогих ее сердцу людей. Как ни странно, но именно за самую искреннюю любовь приходилось платить слишком дорого, чаще всего жизнью. И все это за недолгие месяцы и реже годы безграничного счастья.
Умия ханум получила хорошее музыкальное образование и обладала красивым голосом. С 30-х годов она работала в Театре оперы и балета. И даже участвовала в первой Декаде азербайджанского искусства в Москве. Но ей всю жизнь приходилось скрывать свое происхождение. В анкетах, в главе "родители" писала: отец - буровой мастер.
Конечно же, многие знали, кто она, и от души жалели. Так как это был очень мудрый, душевный человек. Второй ее муж, Асадулла, занимал ответственные посты и семья не бедствовала во время войны. Умия ханум постоянно помогала соседям продуктами, а когда готовили еду (в то время были голландские печи), старалась готовить так, чтобы запах не шел к соседям - время было тяжелым, голодным. На работу в театр ходила всегда пешком. И на недоуменные вопросы мужа: "Почему, ведь есть машина?" отвечала с легким укором: "А если тебя завтра посадят, не будет ничего, и машины тоже, как все это я перенесу?" Ушла она из жизни рано, ей было чуть за сорок.
Единственный сын Мухтар (детей от второго брака у нее не было) участвовал в Великой Отечественной войне, был ранен, после войны поступил в МГУ на юридический факультет. Потом долгое время работал в ЦК КПСС. В свое время его приглашал вернуться в Баку сам Ахундов, но он не хотел возвращаться, слишком многое было потеряно на родине, так и остался жить в Москве. Во время афганской войны был военным советником. И лишь два года назад скончался в должности генерал-майора. А его сын, единственный прямой наследник Мухтарова, ныне кадровый российский дипломат, работает в одной из восточных стран.
А что же сталось со дворцом? Благополучно пережив революцию и своих хозяев, он стал Клубом просвещения для освобожденных женщин Востока. Далее был передан в ведомство городского загса. Время от времени власти проявляли своеобразный интерес к зданию. Так, в 70-е годы помещение решили реставрировать. Реставрацию поручили мастерам-армянам, которые благополучно заменили, сняли, унесли все, что только было можно. Очевидцы, бывавшие во дворце до так называемой реставрации, утверждали, что были украдены даже старинные дубовые перила и мраморные плиты. Антикварные люстры были подменены. От первоначального убранства дворца практически ничего не осталось.
Затем Союз распался, наступила эпоха независимости. В первые ее годы дворцу пришлось несладко. Два пожара привели в чувство городские власти, после чего дворец был благополучно поделен между загсом и Союзом композиторов. Кстати, первый весьма хозяйственно отнесся к арендуемому помещению. Так, по соседству с салоном красоты, в другой комнате, трудятся портные, без устали кроя свадебные платья, на балконе, за резными колонами стоят мангалы, где до недавнего времени жарили шашлыки для новобрачных. Все в одном флаконе - оденут, постригут, поженят и накормят, не бескорыстно, конечно же.
Но испытания дворца на прочность еще не закончены. Совсем недавно, неизвестно кем, была выломана боковая стена дворца, причем делалось все ночью. А утром участковый освидетельствовал акт вандализма, произошедший, оказывается, с ведома городских властей. Как стало известно, там планируется создание очередной шашлычной.
Если бы здание умело говорить! Кто знает, что бы сказали нам истерзанные равнодушием стены. А пока дворец смотрит на нас сквозь ветшающие леса, оставшиеся с той самой армянской реставрации, через окна, в которых гуляет ветер, ввиду отсутствия стекол. Двор, некогда покрытый итальянским мрамором, заставлен зловонными мусорными баками, завешан грязными тряпками, захламлен убогими пристройками, ржавеющим железом.
Проезжающие кортежи "мерседесов" и лимузинов беспорядочными, громкими гудками и веселой музыкой тревожат покой комнат, где в тяжелых муках, хрипя и истекая кровью, умирал человек, построивший этот волшебный замок во имя любви.
P.S. Спустя более половины столетия, дочь другого бакинского миллионера - Шамси Асадуллаева, приехав уже в независимый Азербайджан, в Баку из Америки, в одном из своих интервью как-то сказала, что из всех бывших бакинских миллионеров уважения достоин лишь Мухтаров. "Он как мужчина жил и как мужчина умер!" Многие ли из нас смогут похвастаться тем же?
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031