В годы Нулевой мировой войны на защиту России встали не только люди, но и птицы

В годы Нулевой мировой войны на защиту России встали не только люди, но и птицы
Бакланы

Согласно легенде 18 июля 390 года до нашей эры на древнем Соляном тракте у левого притока Тибра (поблизости от Рима) в результате блицкрига при вторжении в Римскую республику кельтские племена разгромили римлян. Небольшой контингент римского войска укрылся в неприступном храме на Капитолийском холме. Галлы из племени сенонов в течение нескольких месяцев осаждали Капитолий, но римляне не сдавались.

Как-то раз для захвата неприступной цитадели галлы пошли на хитрость и совершили тайную ночную вылазку. Вскарабкавшись по отвесной стене холма, храбрые предки французов увидели, что изнеможённые от голода римские воины крепко спят, и приготовились к последнему штурму Капитолия. Однако в этот момент священные гуси, находившиеся в древнем храме цитадели, подняли страшный галдеж. Римские стражники проснулись, бросились в контратаку и сбросили варваров с крутой стены Капитолийского холма. С тех пор существует поверье, что гуси спасли Рим.

Неприступный Капитолийский холм

Из истории Российской империи известно, что в 1853-1856 годы происходила Крымская война. Современные кремлевские историки характеризуют противостояние России объединенным силам союзников (Англия, Франция, Турция, Королевство Сардинии) как Нулевая мировая война.

В те далекие годы военная кампания шла не только на Крымском полуострове. На Балтике англо-французский флот вторгся в Финский залив, над Северной Пальмирой – столицей Российской империи навис дамоклов меч. На берегах Северного Ледовитого и Тихого океана тоже наблюдались ожесточенные бои. Та война шла не за территории. Противник, желая подчинить Россию своей воле, атаковал ее со всех сторон. Везде, где только мог подобраться. По сути это была война за мировое господство, репетиция будущих мировых войн: Первой и Второй.

На Камчатке англо-французская военно-морская армада совершила попытку захватить тихоокеанский порт Петропавловск. Соединенное Королевство не желало примириться с тем, что весь север тихоокеанского побережья стал достоянием Российской империи. Совместно с французскими союзниками англичане решили навсегда вытеснить Россию с Дальнего Востока.

Авачинская бухта. Из книги Георга Вильгельма Стеллера «Die Große Nordische Expedition» (1746)

Военно-морская армада под командованием адмирала Дэвида Прайса состояла из трех французских и двух английских военных парусных кораблей, а также военно-транспортного парохода. В августе 1854 года морская армада с двумя сотнями орудиями на бортах входит в акваторию Камчатского побережья.

К этому походу англичане готовились заранее. За несколько лет до объявления войны в Петропавловск участились визиты весьма подозрительных британских китобоев с военной выправкой. Они вели явно разведывательную миссию. Это не могла не заметить российская контрразведка. Официальная депеша о готовящейся агрессии пришла в апреле 1854 года от генконсула России в Североамериканских Соединенных Штатах.

Военный губернатор Камчатского края адмирал Завойко в Петропавловском порту начал строительство фортификационных сооружений. Высший правительственный наместник Восточной Сибири Муравьев-Амурский в Петропавловск направил подкрепление. Вскоре в Авачинскую бухту прибыли фрегат «Аврора» и военный транспорт «Двина» доставившие на Камчатку 350 казаков Сибирской линейной бригады, двухпудовые 245 мм гаубицы «дальнего бросания» и 15 пушек. На подступах к городу было установлено 7 береговых рубежей обороны. В конце июля 1854 года гарнизон гавани совместно с экипажами кораблей имел в штате около одной тысячи человек.

Защитники Петропавловска готовятся к бою

18 августа 1854 года англо-французская эскадра вошла в Авачинскую бухту, корабли интервентов начали выходить на позиции. Бой открылся артиллерийской дуэлью. Предприняв бомбардировку, неприятельские корабли вспугнули десятки тысяч бакланов более привычных к колокольному звону, чем к оглушительному звуку баталий. Взметнувшись в страхе, птицы мгновенно оставили свой след испражнений на палубах кораблей, после чего стоять на них не представлялось никакой возможности. Матросы скользили по деревянным настилам, словно на льду, при падении получали серьезные травмы и ушибы. А побережье Авачинской бухты стало белым, словно в снегу.

Камни Авачинской бухты стали белыми, словно в снегу

Французы высадили на берег десант численностью в 900 человек. Но и здесь матросов ждало фиаско, на голых скальных камнях покрытых скользкой жижей птичьего помета ноги разъезжались в разные стороны. Десантники, проделывая невероятные трюки фигурного катания, были не в состоянии поддерживать боевой строй. Более того шести пушечный пароход «Вираго» по ошибке сделал несколько залпов по своим десантникам, которые уже поднимали французский флаг. В этот момент по потомкам галлов открывают артиллерийский огонь «Аврора» и «Двина». В бою принимали участие даже женщины и 12-летние дети, они подносили к мортирам и пушкам футляры с порохом.

Адмирал Завойко собрал последние резервы и отправил в контратаку 350 матросов и 130 защитников города. Французские десантники, столкнувшись с контратакующими с разных сторон русскими матросами, с большими потерями в беспорядке побежали к своим шлюпкам.

И вдруг произошло нечто странное, союзная эскадра, не дожидаясь раненых десантников, развернулась и отошла к месту якорного бивуака. Очевидец событий английский капитан Бэрридж рассказывал, что при входе в залив командующий эскадрой адмирал Прайс пришел в отчаяние, найдя Петропавловский порт укрепленным гораздо мощнее, чем рассчитывал. Кроме того, птичий помет, за считанные секунды покрывший в несколько слоев палубы фрегатов, сделал невозможным прицельную стрельбу орудийных расчетов.

Прайс решил, что его миссия обречена и выстрелил себе в сердце. Дальнейшая попытка союзников овладеть Петропавловском закончилась полным провалом при штурме Никольской сопки. Сражение для интервентов закончилось невиданной катастрофой. Потери союзных войск составили 400 человек погибшими, 150 ранеными, четверо десантников сдалось в плен. Со стороны военного гарнизона Петропавловска погибло 34 казака.

26 августа 1854 года англо-французская эскадра навсегда покинула Камчатку. Отступая, англичане бросили знамя своего морского полка. В Петропавловске праздновали триумф.

Немного ранее (июль 1854 года) британская эскадра под командованием адмирала Эрасмуса Омманнея вошла в Белое море и напала на Соловецкий монастырь - приграничную крепость с небольшим гарнизоном и артиллерией. На побережье вокруг Соловков также гнездилось несметное количество бакланов. Ситуация с загаживанием палубы корветов пометом повторилась, начав бомбардировку английские корабли вспугнули тысячи и тысячи птиц. Об этом случае была написана статья в газете «РУССКIЙ ИНВАЛИДЪ» от 15 августа 1854 года.

Газета «РУССКIЙ ИНВАЛИДЪ» от 15 августа 1854 года

Совершив безуспешную акцию по устрашению России, англичане покинули арктическое побережье восвояси.

Таким образом, в годы Нулевой мировой войны (1853-1856) бакланы пришли на выручку не только стражам Соловецкого монастыря, но и мужественным защитникам Петропавловска на Камчатке.

Владимир Нагаев
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Июль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
x