ВОЙНА В СИРИИ: КТО В ЭТОМ УЧАСТВУЕТ И КОГДА ЭТО КОНЧИТСЯ?


Скоро пять лет, как в Сирии бушует гражданская война. В каждой "горячей точке", где сталкиваются интересы нескольких держав, конфликт может оказаться затяжным, с очень большими жертвами. Пока нельзя говорить о более-менее ясных перспективах решения сирийской проблемы. Воюющие стороны получают сильную поддержку: режим президента Сирии Башара Асада поддерживает Россия, а оппозицию Соединенные Штаты Америки. Но экстремистское "Исламское государство", или ИГИЛ третий участник конфликта, наиболее опасный. Они воюют против всех, сея хаос и ужас. Экстремисты захватили огромные территории, они "прославились" и разрушением бесценных исторических памятников.
С чего это начиналось почти пять лет назад, многие уже забыли. Мы быстро устаем от чужой боли, если она не становится нашей собственной.
А где она вообще, страна Сирия?
Совсем не так далеко, как представляется. Сирия - страна на Ближнем Востоке, имеющая выход к Средиземному морю. Ближайший сосед Турции - с юга, Израиля - с северо-востока, Ливана - с востока, а также Ирака (с северо-запада) и Иордании (с севера). Столица - Дамаск, население более 22 млн человек по данным 2013 года. А до границы с Россией - не больше, чем от Москвы до Санкт-Петербурга. Вот такая занимательная математика.
Действующие лица
Конфликт в Сирии начинался как внутренние протесты. Режим Башара Асада жестоко подавил их, и волнения переросли в затяжную войну, где участвуют десятки игроков - региональных и глобальных.
Сейчас на первый план вышли религиозные противоречия. Сражаются, с одной стороны, правительственные силы, курды, а с другой — исламистская оппозиция.
Сейчас на границе Ирака и Сирии - территория, которую власти не контролируют.
У террористической организации есть четкая цель, хорошая армия и энергичное руководство. За короткое время под ее контроль попали огромные территории.
Добиться компромисса между правительством Сирии и ИГИЛ невозможно по определению.
Помимо ИГИЛ, здесь действуют другие отряды исламистской оппозиции, например, самая известная из них — "Джабха ан-Нусра".
Неужели НАТО не может вмешаться - или не хочет?
У НАТО есть опыт вмешательства который нельзя назвать удачным. Ливия, 2011 год: НАТО нанёс серию авиоударов, о последствиях которых можно спорить, но одно не подлежит сомнению: они не смогли остановить гражданскую войну.
В Сирии очень неоднозначная ситуация. Проблему невозможно решить победой одной из сторон. По крайней мере, так дело обстоит сейчас и в ближайшие месяцы изменения крайне маловероятны. Война не прекратится, потому что противостоящих двух сил нет: их значительно больше.
Можно ли сказать, что в Сирии воюют все со всеми? С некоторой погрешностью или натяжкой - да, можно.
Остановимся подробнее на тех, кто воюет - действующих лицах.
НАТО понимает, что решительно изменить положение вещей может только наземная операция. Авиаудары несут несколько иную нагрузку и преследуют несколько иные цели.
Наземная операция это:
неизбежные жертвы;
значительные или очень серьезные расходы;
огромный риск для репутации того или тех, кто несет за это ответственность.
Общественное мнение вряд ли поддержит такие действия и решения НАТО.
Разве нельзя закрыть границы?
Нельзя. Во-первых, уже поздно.
Во-вторых: война очень легко перекидывается за границы. Опасность как никогда велика не только для Турции и Израиля, она затронет все крупные города мира. Под угрозой окажутся и южные регионы России.
Что за человек Башар Асад и почему он многим не нравится?
Башар Асад, сын президента Сирии Хафеза Асада, пришел к власти в 2000 году. Начал с громких обещаний реформ, которые вызвали сильный общественный резонанс, но не оправдал надежд народа. Начатые реформы не получили продолжения и угасли уже через год.
Но даже реформы не изменили внешнеполитического облика Сирии: Хафеза Асад, отец Башара Асада, проводил антиизраильскую и антиамериканскую внешнюю политику, и сын не собирался менять курс.
Гражданская война началась с событий 2011 года, когда по приказу Башара Асада была применена сила против митингующих недовольных граждан. Разные по составу и выдвигающие неодинаковые требования, они все были названы "вооруженными криминальными группировками", другими словами, вместо попыток найти компромисс началась открытая борьба. Правительство отключало электричество и водоснабжение целым районам, ожесточая жителей и вызывая новые волны возмущения.
Конечно, нашлись деятели, которые сыграли на этом. Президент страны или любой политик, применивший силу против своего народа, чтобы остаться у власти - это уже диктатор, по мнению очень многих.
Мы часто питаем иллюзии, что оппозиция существующему режиму состоит из благородных, самоотверженных людей. Мы привыкли думать, что оппозиция правителю борется за демократию. Здесь это не так. Или уже не так. За прошедшие годы в оппозиции появилось много новых людей, прежние лидеры покинули страну или ушли в мир иной, остальные, или очень многие, изменили убеждения. Война ожесточает всех, и рядовых участников, и особенно лидеров.
А почему Россия должна была вмешаться?
Партнерство России и Сирии сложилось исторически.
Вся сирийская военная техника либо поставлялась из России, либо произведена в СССР. Следовательно, кто-то должен ее настраивать и ремонтировать.
Военные интересы России в Сирии этим не ограничиваются. База ВМФ в Средиземном море, обеспечивающая кораблям ремонт и необходимую дозаправку, находится на сирийской территории.
Когда кончится эта война?
Война, в которой столкнулись противоположные интересы влиятельных сторон мировых держав, будет длиться, пока стороны не найдут компромисс.
Официально в этой войне правительству Асада, которого поддерживают Иран и Россия, противостоит довольно неоднородная оппозиция умеренного характера, чьи интересы отстаивают Турция, Саудовская Аравия и США.
Все названные страны столкнулись с серьезной угрозой появления государства террористов. Можно сказать, что их объединяет общая цель, или общая стратегия: добиться уничтожения ИГИЛ.
Разногласия начинаются в вопросе, как относиться к Асаду. Фигура президента Сирии в данной войне - это проблема или решение проблемы? США стремится игнорировать Асада. Россия поддерживает его, считая Асада политиком, способным найти выход из ситуации. С такими разными взглядами США и России очень непросто договориться о каком-либо плане совместных действий. Сегодня мы наблюдаем, как стороны критикуют любые действия друг друга, не говоря уже о давнем негативном фоне их отношений. При этом ни США, ни Россия долго не являлись влиятельными силами для воюющих сторон.
По словам Джона Керри, компромисс возможен такой: с помощью международных сил уничтожить террористов, а потом восстанавливать мирную жизнь в Сирии, одновременно решая вопрос о статусе Асада.
Можно ли опасаться, что Россия и США сами начнут войну? Это крайне маловероятно. Из-за Асада начинать мировую войну не станут. Однако дальнейшее развитие событий в Сирии и близлежащих регионах может пойти по совершенно разным сценариям.
Путь первый: позитивный.
Региональные силы проявляют целеустремленность и уничтожают ИГИЛ при поддержке России и США. Важно, смогут ли при этом найти общий язык Саудовская Аравия и Иран. В случае, если они сумеют договориться, война с ИГИЛ завершается и начинается восстановление Сирии - как в экономическом смысле, так и в вопросах государственности.
У этого варианта слишком много слабых мест, его вероятность расценивают как 10%.
Путь второй: негативный.
В военный конфликт втягиваются новые страны, Иран и Саудовская Аравия открыто противостоят друг другу. Война обещает быть затяжной и очень разрушительной. Вероятность этого сценария: 10%.
Путь третий: наиболее реалистичный.
Конфликт будет тянуться годы, и даже вмешательство России не ускорит начавшиеся процессы. Никто из мировых лидеров так и не решится на наземную операцию. Поэтому добиться уничтожения ИГИЛ только бомбардировками будет невозможно. США и Россия будут затрачивать много усилий на переговоры по сирийскому вопросу, а тем временем в регионе произойдет самое настоящее переформатирование. Через 5-7 или 10 лет изменится политическая карта региона, вместо Сирии появятся новые государства.
Россия не может закрыть глаза на происходящее в Сирии, не может сослаться на собственные проблемы. На самом деле ИГИЛ — это внутренняя угроза для самой России, это проблема беженцев и тех военных, которые захотят вернуться в Россию из Сирии. В числе недавних горячих точек вполне могут появиться новые очаги конфликтов. Угроза дестабилизации затрагивает южные регионы России, Северный Кавказ, Урал, Поволжье, наиболее крупные города.
Позиция России по сирийской проблеме заставит страны Запада взглянуть по-новому на другие проблемы, связанные с Россией. Возможно, они займут более гибкую позицию в вопросах, связанных с Украиной и (или) санкциями. Вероятна положительная динамика в решении многих сложных международных ситуаций.
Россия предприняла активные боевые действия в Сирии потому, что ИГИЛ угрожает безопасности самой России. Общество хорошо помнит ужас терактов последних десятилетий, чеченскую войну и опыт Афганистана. Россия делает все, чтобы избежать новой угрозы.
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
x