Жизнь / История / 24 январь 2019

Участие донских казаков в Кавказской войне. Часть 1.

А.В. Венков

Историография Кавказской войны прошла сложный путь становления, однако на всем его протяжении находилась под идеологическим прессом. Оценки войны колебались от «борьбы европейского культурного начала с азиатским варварством» до побочного эффекта процесса «добровольного вхождения народов Кавказа» в состав Российской империи, и в итоге очень многие вопросы, связанные с Кавказской войной, до сих пор являются дискуссионными.

Сам характер действий вооруженных сил Российской империи на Кавказе в процессе установления здесь власти «метрополии» является одной из важнейших проблем истории присоединения Кавказа к России. Однако еще в начале века было отмечено, что слабо исследована военная субкультура, нет работ, в которых вооруженные силы изучались бы с позиций исторической антропологии. В то же время существуют и обилие письменных источников, и «обычные» мемуары участников событий, в которых видны и личностное отношение к событиям и масса деталей, бесценных для специалистов истории повседневности.

Со своей стороны, процессы возрождения казачества на Юге России, тоже достаточно политизированные, возродили интерес к роли казаков в Кавказской войне. И этот интерес может быть удовлетворен в том числе и за счет огромного пласта документов, хранящихся в местных архивах (ГАРО, например).

Донские казаки принимали участие в военных действиях на Кавказе задолго до общепринятого времени начала Кавказской войны (1817 г.). Сначала это были обычные набеги. Не зря одна из глав в многотомном исследовании В.А. Потто «Кавказская война» называлась «Донские гулебщики».

К концу XVII века на Юге России сложилась система пограничных укреплений, в которую донские казаки пока не вписывались. С одной стороны, они действительно прикрывали часть границы – вели патрулирование около турецкого Азова и пытались перекрыть на Среднем и Верхнем Дону пресловутую «Ногайскую дорогу». Но с другой стороны, они занимались морским разбоем в Азовском, Черном и Каспийском морях, из-за чего постоянно обострялись русско-турецкие и русско-иранские отношения.

Петр I после взятия Азова (1696 г.) стал жестко пресекать морской разбой донских казаков и пытался создать на Азовском берегу новую систему укреплений. Однако он проиграл войну с турками в 1711 году, и продолжил постепенное продвижение пограничных укреплений вниз по Волге к югу от старой пограничной черты, но все еще севернее и восточнее территории донских казаков.

Новые укрепления, заселявшиеся донцами, казалось, стремились сомкнуться с укреплениями гребенских казаков, находившихся в низовьях Терека.

В 1716 году была построена Новохоперская крепость «для удержания набегов татар». «В 1717 году при построении Новохоперской крепости переведены были туда на жительство несколько сотен донских казаков, которые первоначально составляли гарнизон крепости».

Новохоперская крепость находилась гораздо севернее места основных жилищ донских казаков, но именно из этого укрепления начали донские казаки новый «бросок» на юг. В 1718-1720 гг. по повелению Петра I создается Царицынская сторожевая линия между Доном и Волгой. Линию предполагалось заселить донскими казаками.

Методичное продвижение на юг по степи вдоль Волги в 1722 году сменилось открытой попыткой завоевания Кавказа. Это стало одной из задач Персидского похода Петра Великого в 1722-1723 гг.

Донское войско выставило в этот поход 2 тысячи казаков, которые участвовали во взятии крепости Тарки в устье Терека. Донской походный атаман Краснощеков с 1 000 казаков и 4 тысячами калмыков первым напал на наместника Дербента, разорил и пожег селения горцев, после чего Дербент сдался без сопротивления.

К этому же времени, к 1722 году, чеченские исследователи относят «вторую карательную экспедицию донских казаков против чеченцев на Сунжу и Аргун по указу Петра I». Первую такую карательную экспедицию они датируют 1718 годом.

Донские казаки участвовали во взятии Баку в 1723 г., а в октябре 1725 г. в новом походе генерала Кропотова против шамхала Тарковского Адиль-Гирея, который закончился повторным взятием и разорением Тарков и ссылкой Адиль-Гирея в Архангельскую губернию.

Тогда же, в 1722 году, многие терские казаки переселились на реку Сулак и образовали там Аграханское войско (по реке Аграхань). В 1724 году сюда по жребию «без всякого отрицательства и роптания отправили» 1000 семей с Дона. Так началось подкрепление терских казаков донскими.

Это было естественно, сравнивая численность казаков на Дону и на Тереке. В конце царствования Петра I иррегулярное войско России состояло из 10 малороссийских полков, в которых насчитывалось 60 тысяч человек; 5 слободских казацких полков – 16 тысяч человек; донские казаки получали жалование на 14266 человек, яицкие – на 3195 человек, терские – на 1800, гребенские – на 500, чугуевские – на 214.

В 1732 году последовал новый шаг методичного продвижения на юг вниз по Волге – набранные по жребию донские казаки образовали Волгское казачье войско, которое контролировало течение Волги между Царицыном и Астраханью, чтобы пресечь самовольный переход через Волгу кочевых народов.

Одновременно шло продвижение казаков вверх по Тереку. В 1736 в районе Кизлярской крепости создали два войска: Терско-Кизлярское из терских казаков и Терско-Семейное – из переселившихся донцов (аграханцев). Укрепления по Тереку в 1739 году образовали Кизлярскую укрепленную линию. В 1746 году два войска под Кизляром объединились и создали Гребенское казачье войско (в 1755 они опять разделились).

После того как в XVII и XVIII вв. казаки и русские войска несколько раз брали Азов, а сами казаки были полностью подчинены России (после поражения Булавинского восстания), граница продвинулась южнее. К середине XVIII века система русских укреплений начала строиться в низовьях Дона, прямо на землях донских казаков. Крепость Св. Дмитрия Ростовского (Ростов-на-Дону), крепость Св. Анны были возведены, «зажав» меж собой столицу донских казаков Черкасск. Здесь донские казаки держали границу по Манычу (от ногайцев и черкесов) и по Миусским лесам (от крымских татар). Пограничные разъезды ходили по левому берегу Дона под Черкасском.

Степь между Доном, Манычем, Кубанью и Тереком считалась ничейной территорией. Оттуда продолжались набеги крымских татар и ногайцев на донские станицы. Так, в 1734 крымские татары, азовские турки и кубанские татары совершили разорительные набеги на земли донских казаков, на Бахмут и на земли Полтавского полка. Донцы отвечали «всеобщими походами», то есть ответными набегами. Эти набеги были главной составляющей казаче-горского и казаче-татарского конфликта в ХVIII – начале XIX столетия.

Число казаков, несущих службу на Дону в первой половине XVIII века, оставалось неизменным. В 1718 году их было 15713, а в 1756-м – 15734. С такими силами можно было удерживать лишь небольшую территорию. Тем не менее, ежегодно с Дона на службу в другие места империи отправляли 3400 казаков, которые, отслужив 3-4 года, возвращались домой и ждали следующей очереди, и каждые два года сменная команда в тысячу донских казаков (2 полка) отправлялась стоять гарнизоном в Кизляре. Границу по Тереку от Кизляра до Каспийского моря удерживали гребенские казаки. На удерживаемой казаками территории постоянно шли столкновения с татарами. Так, в 1733 году «при походе с Дону на Сулак Ивана Фролова с донской командою, крымцы… оную донскую команду окружили и взяли в плен атамана Фролова. А команду несколько дней при Куме держали в осаде и могли бы ее взять, но кабардинцы, получа о том известие, всеми силами выходили к тем казакам на помочь и их оборонили, а потом и атамана Фролова из полону выручили».

У донских казаков к тому времени сложилась особая тактика охраны границы – они пропускали врага на русскую территорию, а на обратной дороге нападали на обремененного полоном и добычей противника. Часть (а зачастую и большая часть) отбитой добычи, таким образом, естественно, оставалась у казаков. Попытки действовать таким же образом на «ничейной» территории давали сбои. Так, в 1733 году на реке Куме полторы тысячи донских казаков под командованием атамана Краснощекова столкнулись с татарами, возвращавшимися с награбленным добром из Дагестана. Но на беду донцов и Краснощекова с татарами были казаки-некрасовцы и 10 тысяч калмыков хана Дондук-Омбо. Краснощеков был окружен. Однако кабардинский князь Магомед (Бомат) Кургокин, тесть хана Дондук-Омбо, подошел со своим войском и уговорил своего зятя уйти вместе с татарами и некрасовцами.

Прикубанье и предгорья Кавказа неизменно становились театром военных действий во всех русско-турецких войнах. Между войнами и во время военных действий здесь шло строительство укреплений. В 1763-1769 гг. путем продвижения казаков и регулярных войск вверх по Тереку была создана Моздокская укрепленная линия.

В 1770 году на Кавказ прибыли 100 семей с Дона из Луковской станицы. Среди них были артиллеристы, и они стали создавать на Тереке войсковую артиллерию. Тогда же, в 1770 году, 517 семейств из состава Волжского войска (бывшие донские казаки) были переселены к Моздоку и помещены в пяти станицах по левому берегу Терека, между Моздоком и гребенским войском. Они образовали Моздокский полк, во главе которого был поставлен вместо войскового атамана полковой командир. В 1777 году в состав полка были включены 200 семей калмыков, принявших православие (они вскоре вернулись в буддизм).

С началом новой русско-турецкой войны, ситуация на Дону, невзирая на победы, осложнилась.

В 1770 году из Бессарабии на Кубань пришла присягнувшая России на верность ногайская орда. Ногайцы некоторое время контролировали степь между Доном, Манычем и Кубанью, поскольку калмыцкий хан, ранее здесь кочевавший, вскоре, во время Пугачевского восстания, изменил России и ушел за Волгу. Попытки ногайцев отложиться от России в 1774 году пресеклись у Калалаха, на стыке современных Ставропольского края и Ростовской области. Преследуя разбитых ногайцев, казаки доходили до Кубани.

1777 начато сооружение Азово-Моздокской линии, задачей которой было перегородить степь и окончательно пресечь набеги со стороны Кавказа и Кубани. Пограничные гарнизоны старых крепостей, расположенных севернее территории донских казаков, переводились на юг. «В 1777 г. из них (казаков Новохоперской крепости. – А.В.) составлен пятисотенный полк и переселен в Кавказскую область на Кубань, в том же году в состав полка поступили военнопленные персияне и несколько семейств мирных горцев».

Хоперские казаки были переведены на Азово-Моздокскую линию в 1778-1781 гг. Они были поселены в уездном городе Ставрополе, составили там Хоперский казачий полк. Казаки стояли в крепостях Донской (866 верст от Астрахани, 300 верст от Черкасска и 90 верст от Кубани), Московской и Северной «для содержания кордонного караула на Кавказской линии в предосторожность нечаянных набегов от живущих за оною линиею тамошних горских народов».

Генерал И.Л. Дебу, служивший на Кубани, писал, что в Хоперский полк «вошли вольные люди из донских казаков».

Население Кавказа сопротивлялось строительству укреплений. В 1782-1783 годы на Кавказской линии шли постоянные бои с «закубанцами» и чеченцами.

Каждый год с Дона на Кавказ посылали по 3-4 полка, которым предстояло отслужить там 2-3 года. Так, в 1782 году на два года на Кавказ были командированы полки Дмитрия Иловайского, Василия Орлова и Матвея Платова (два последних впоследствии – донские атаманы), «и битвы гремели на берегах Валерика, Гойты, Рошны и Гехи».

В 1786 году на Кавказ переводятся донские казаки из Волгского войска, ранее включенного в Астраханское. Сделано это было в контексте общей реформы. В 1786 году Гребенское, Терское-Семейное, Волгское и Терское казачьи войска и Моздокский казачий полк вместе с Хоперским казачьим полком получили общее название поселенных Кавказской линии казаков

Меняя названия, все эти казаки, переселенные на Терек, сохранили свои донские традиции. По свидетельству очевидцев, хоперские, моздокские и волгские казаки «одежду имеют как у донцов и вооружены штуцерами, саблями и дротиками. Они разводят лошадей преимущественно калмыцкой, а овец – малороссийской породы, занимаются охотой, сеют рожь, пшеницу, ячмень, овес…».

Обустройство на новом месте требовало времени, но восточная часть границы к этому времени была достаточно плотно прикрыта донцами, которые опирались на две крепости – Кизляр и Моздок.

В 1783 году была уничтожена ногайская орда. Казаки запрещали им подходить на 20 верст к Манычу, кочевать разрешали лишь по Егорлыку и Кагальнику, не ближе. После нескольких стычек в голодную зиму, решено было переселить ногайцев на Урал. Во время переселения на речке Ее ногайцы взбунтовались, повернули и стали прорываться на Кубань. Конвойные войска зажали их на переправе. Ногайские кибитки завязли, и степняки, порезав в отчаянии скот, порубив жен и детей, ушли налегке, верхом, укрылись за Кубанью. Вследствие этих событий донских казаков поднимали в «поголовный поход» против ногайцев, и 13 донских полков во главе с А.В. Суворовым между Лабой и Кубанью, у Керменчика, разгромили ногайскую орду. 4 тысячи ногайцев были проданы в рабство в Черкасске, столице донских казаков. Это последний зафиксированный случай работорговли на Дону.

Считается, что с этого момента Дон перестал быть пограничной линией и «задремал, как старец, утомленный многолетними боевыми трудами».

В 1788 под руководством Суворова начала строиться Кубанская линия от Тамани до Ставрополя – 540 верст. Но начавшаяся война с турками (1787-1791) передвинула границу еще южнее. После 1791 года она стала проходить по Кубани

С перенесением границ России к предгорьям Кавказа русские вошли в соприкосновение с многочисленными народами, живущими в горах и на предгорьях, отличающимися друг от друга языком, культурой, верой, уровнем социального развития. С одними (кабардинцами) русские имели давние дружеские дипломатические и культурные связи, другие сразу же стали беспокоить новых соседей набегами. Одним из промыслов народов, находящихся на стадии родового строя, являлось наездничество, т.е. те самые «походы за зипунами», присущие казакам в XVI-ХVII веках, и горская молодежь постоянно совершала набеги на соседние территории с целью грабежа.

Все это вынуждало русские власти строить систему связанных между собой укреплений от Каспийского до Азовского и Черного морей. Горцы не мирились со строительством крепостей на спорных территориях. Постоянно вспыхивали конфликты русских войск с целыми народами. В результате русские (особенно казаки) ходили в ответные набеги и еще тщательнее укрепляли границу. С целью закрепления территории правительство организует на линии казачьи поселения.

Продолжение следует...

Источник: Журнал «Кавказология». 2017. № 4. С. 49-63.

Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Июль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
x