Россия / 24 июль 2020

Тува. Пандемия ненависти

Тува. Пандемия ненависти

Кто-то ведь так и рассуждает: если бы коронавируса не было, его надо было придумать. Зато в республике теперь понятно, кто чего из себя представляет и за что борется

Маленькая (не по размерам, они среднестатистические, а по населению – каких-то 320 тысяч человек) Тува даже в самых мрачных раскладах не могла прогнозироваться как проблемный регион с точки зрения коронавируса. Удалённое расположение, минимум развитой транспортной инфраструктуры, минимум внешних контактов. Всё это делало регион менее уязвимым – во всяком случае так долго казалось. Когда в других регионах статистика заболеваемости шла на сотни и даже тысячи, Тува позиционировалась как островок благополучия. Сюда даже некоторые специально приезжали из других регионов – переждать в тиши, когда по всей России такое…

Так продолжалось вплоть до 7 апреля, когда в регионе случился прецедент – первый случай коронавируса. И не один, а сразу 8 случаев, целая вспышка. Причём в совершенно отдалённом, таёжном районе – на Тодже. Но и тогда казалось, что это случайно и можно эпидемию закрыть, локализировать и не пустить в другие районы. Инфекция оказалась сильнее.

К началу июня счёт шёл уже на сотни. В один из дней был зафиксирован антирекорд – 198 случаев заражения. А перед этим в информационных сводках по стране Тува стала фигурировать уже как один из проблемных регионов. Если в апреле были в тройке лидеров (со знаком плюс) по приросту заболеваемости, то уже к началу лета – в тройке лидеров антирейтинга по количеству инфицированных на душу населения (по темпам прироста). По данным на 23.07.2020, в Туве выявлено 5883 случая заболевания COVID-19.

За медицинской статистикой в республике уже к концу весны всё больше стала нарастать другая динамика. Тува позднее других проходит пик пандемии, но в последнее время именно коронавирус становится пространством политической борьбы. Есть несколько опорных точек для политизации вопроса.

Прежде всего — реальное недовольство населения работой медицинского сектора. Эту хоругвь в первую очередь подхватила оппозиция. И пошло-поехало… В действительности поводов достаточно. Большинство населения с пониманием отнеслось к многочисленным накладкам в работе медиков. Понимают, врачам сейчас как никому трудно. Их просто не хватает, особенно на пике пандемии.


Но достаточно было нескольких вопиющих случаев опоздания на вызовы, задержки выдачи результатов тестов, и общественное мнение всё больше стало раскручиваться под создание ощущения кошмара. Был ли кошмар на самом деле? В буквальном смысле — нет. В других регионах ситуация не лучше. Но промах одной отдельно взятой бригады (уставшей ли до изнеможения, не успевающей оказать помощь либо действительно забывшей про клятву Гиппократа и не обладающей должным профессионализмом) ложился тенью на весь медицинский корпус. При помощи нехитрых социологических и политических манипуляций совсем нетрудно представить ситуацию именно так: медицина в Туве развалена…

Второй момент, повлиявший на политизацию вопроса – невнятная, противоречивая и не принятая частью населения позиция Минздрава и Роспотребнадзора по количеству смертей. Долгое время (вплоть до середины июня) обозначалась какая-то странная цифра – 2 летальных случая. Когда общее количество инфицированных уже давно перевалило за 2 тысячи, на брифингах продолжали озвучивать всё ту же смертность. По этому показателю регион даже вошёл в число самых благополучных. Но народная молва и всевозможная инсайдерская информация упорно распространялась: в инфекционном госпитале каждый день выносят трупы, а «ковидный» сектор на городском кладбище Кызыла внушителен и пополняется с каждым днём. Наиболее впечатлительные (ангажированные?) журналисты и блогеры и вовсе выдали ещё в мае невероятную цифру – 83 трупа. Враньё конечно, но и в цифру 2 как-то не особенно верилось.


Позже Минздрав и Роспотребнадзор стали давать уже более крупную статистику. По последней информации (на 10.07.2020), официально от ковида в Туве скончалось 45 человек. Специалисты же объясняют странности цифр просто: есть строгая процедура отчётности и установления причин смерти. Она многоступенчатая и замыкается отнюдь не на региональных службах. Но оперативная инициатива уже была перехвачена сторонниками «кошмара». И летальная мифология уже довольно прочно укоренилась в массовом сознании. Что естественно не способствует снятию напряжения в обществе.

Когда в республике действительно пришло понимание, что коронавирус – это надолго и шутки в сторону, власти собственно это и не отрицали. Наоборот, призывали к сознательности, соблюдению режима самоизоляции и всех мер профилактики и предосторожности. Население в Туве, скажем так, не самое сознательное и дисциплинированное – поэтому нарушения видны были невооружённым взглядом.

Но это полбеды. Тува – регион, где как нигде распространение коронавируса шло через семьи. А семьи в Туве как правило большие, многодетные. Это не могло не отразиться на статистике заболеваемости. Это кстати было всегда – касается это ковида, гриппа или любой другой инфекции. Глава региона Шолбан Кара-оол, другие руководители каждый день призывали население проявлять сознательность и дисциплину, заботиться друг о себе, своих близких, о других наконец, но вековые традиции общества не отменишь и не изменишь. Ширилось, росло заболевание, а вместе с ним и рост критической массы. Главный адресат очевиден – Глава Тувы. «Кара-оол не защитил народ. Власть беспомощна» — вот ежедневный тезис политических оппонентов.

Хотя именно губернатор в кратчайшие сроки добился поставок в республику крупных партий гуманитарной помощи, наладил регулярную отправку в Туву многочисленных бригад квалифицированных специалистов из других регионов, подключил ряд федеральных ведомств. За ближайшие год-два в Туве построят столько объектов здравоохранения, сколько республика ранее могла осваивать десятилетие. По сути, губернатор поставил дело на конвейер. Заодно успевал поддерживать своих медиков, а где надо – и критиковать их за упущения. На войне иначе никак. Ты не можешь побеждать всегда и всюду, так не бывает. Оценивают по конечному результату. А окончание ещё не скоро, как бы ни хотелось.


Политическая подоплёка коронавируса всплыла в конце июня совсем уж неожиданным образом. Ни с того ни с сего проснулся и вылез из берлоги старый медведь – прежний руководитель республики Шериг-оол Ооржак, стоявший у руля власти с 1991 по 2007 годы. Двухстраничное письмо на имя вице-премьера Татьяны Голиковой (копия – министру здравоохранения Михаилу Мурашко), написанное бывшим главой, практически тут же было выложено детьми экс-президента в соцсети и подхвачено всеми оппозиционными ресурсами. В письме не было прямой критики губернатора Шолбана Кара-оола и его команды, но фоном шло сравнение с другими регионами, не в пользу Тувы. Главный вывод – в регионе всё плохо, нужна срочная помощь федерального центра.

Сперва эксперты подумали, что публикация письма не что иное, как попытка возобновить давнюю политическую борьбу между Ооржаком и действующим правительством. Теперь уже через коронавирус. Сама борьба началась как минимум в 2002 году, когда и Шериг-оол Ооржак, и Шолбан Кара-оол соперничали на президентских выборах. Были и другие, выражаясь корректно, политические разногласия.


Но Шериг-оол Ооржак – давно сбитый лётчик, 78-летнему пенсионеру скорее всего ничего уже не надо. Зато вероятно надо его сыну Андриану Шериг-ооловичу, депутату Верховного Хурала от ЛДПР. Как бывший единороссовец оказался в ЛДПР – отдельная тема. Применительно же к конъюнктуре он подаётся как чуть ли не основной политический соперник действующего губернатора. Успехов особых нет, но кто знает, а вдруг?

Так вот, масштабную гуманитарную и медицинскую помощь Туве клан Ооржаков приписал как раз себе. Дескать, написал политический аксакал письмо Голиковой (Мурашко) – и вот результат. А без этого письма ну никак, так бы и маялась республика в своих инфекционных бедах. Хотя в действительности помощь пришла после предыдущих действий Кара-оола — и не как итог «коленопреклонённых» посланий, а в результате ежедневной рутинной работы, чаще всего в режиме ВКС «Москва – регионы»…

Хорош виноград да зелен… Не получив искомой похвалы и поддержки за радение для родного края, оппозиция развернула пушки в противоположную сторону. Теперь власть упрекали по наезженной колее: а что, без Москвы сами не могут? Ждут, когда Путин распорядится, Шойгу или Собянин? Благо для республики было подано как отражение «внутреннего провала». Примерно в том же духе подаются и пособия населению. То говорят, что идут задержки, то наоборот – не надо стимулировать иждивенчество. Ну хорошо, тогда вопрос: а найдётся ли хоть один регион, хоть один губернатор, который возьмёт вдруг и заявит: не надо нам «путинских» пособий, сами у себя разберёмся? Вряд ли. Что касается задержек, они какое-то время имели место, но были вызваны в основном объективными причинами – бюрократический аппарат просто не успевал в целом по стране справиться с изменившимся потоком заявок из регионов. Где-то просто не выдерживала и операционная система.

Политический градус поднялся накануне и во время самого голосования по поправкам к Конституции. В Туве итог оказался предсказуемо высоким, одним из самых высоких в России – 93 процента явки и 97 процентов в поддержку поправок. Нарушений зафиксировано не было. Но и тут посыпались упрёки. Зачем голосование, если в стране болеют и умирают люди? Опасения конечно были, но сухая статистика показала: именно в этот период в Туве как раз и обозначилось прохождение пика пандемии. Навязываемая ось зла «Путин – голосование – новая вспышка коронавируса» развалилась сама собой.

Политизация темы приобрела ещё и характер противопоставления. Кто-то в этом увидел социальное расслоение. Например больные – кто в какой больнице лежит, блатной/не блатной, бедный/не бедный. Одним словом, тувинское общество начало потихоньку раскалываться, а где-то и расшатываться. Даже когда заболели (примерно в одни же сроки) губернатор региона Шолбан Кара-оол, первый вице-премьер Александр Брокерт, а также министр здравоохранения Артыш Сат и некоторые его заместители, в некоторых соцсетях раздался вопль злорадства. А почему это чиновники лежат в инфекционном госпитале, а не в обычной поликлинике? Почему так быстро выздоровели? Значит их лечили хорошими и дорогими лекарствами? А где наши лекарства? Наконец последний аргумент: раз заболели – стало быть плохо организовали работу, даже себя не могут уберечь. Инструменты стравливания и подмены понятий традиционные.

Есть лишь одна реальность, которую при желании можно подверстать под тезис «Медицина в Туве развалена». Это бесстрастная статистика оттока квалифицированных врачей из республики в последние годы. Например, в 2018-2019 гг. из Тувы по приблизительным подсчётам уехали в другие регионы более 100 специалистов, что для маленькой республики конечно серьёзная потеря. Какая-то часть правда вернулась, но в целом проблема существует, это отрицать бессмысленно. Но вряд ли это проблема одного года и проблема управляемости в отрасли конкретного министра или правительства в целом. В Туве пытаются найти выход из ситуации – как вернуть или удержать кадры. Но если в каком-то другом регионе предлагают зарплату на порядок выше и другие преимущества, люди продолжают уезжать. Нужны ресурсы более серьёзные, чем в распоряжении региона. Пандемия, как ни странно на первый взгляд, возможно поможет как-то решить эту задачу. Сейчас многие медики в Туве наконец-то стали получать куда более серьёзные деньги, чем раньше. Глядишь, и всем остальным подкинут. Но это поляна федерального правительства.


В конечном итоге маленькая Тува оказалась на слуху – в какой-то момент при 320 тысячах населения были чуть ли не лидерские показатели по инфицированию ковидом на душу населения. Скромный регион стал позиционироваться как больное место здравоохранения России в целом. Теперь уже и зарубежные СМИ, в основном антироссийской направленности, с удовольствием ссылаются на Туву и перепечатывают статьи о регионе и показывают телесюжеты. Например, репортажи Кызылского филиала 8-го канала ТВ (Красноярск), работающего на ЛДПР (то есть работающего и на депутата Андриана Ооржака) о ситуации с коронавирусом в Туве показывает международный телеканал «Настоящее время». Так ведь это креатура «Радио Свобода» с участием «Голоса Америки». Всех их финансирует через гранты Конгресс США.

Зачем им нужна именно Тува? Она ведь никогда в последние лет 15, за исключением разве что парламентского «дефолта» 2016-2017 гг., особо не была замечена в крупных политических событиях, тем более скандалах – не тот масштаб. Многие Туву и знают-то лишь потому, что есть Шойгу – единственная (правда слишком заметная) фигура на политическом небосклоне, имеющая отношение к региону по происхождению. Но не более. Всю взрослую жизнь Шойгу прожил в других местах.

Не было за этот период и серьёзных катаклизмов (и слава богу) природного характера либо хозяйственно-экономических ЧП. Нахождение внизу основных российских рейтингов развития и попытки и из этих низов выбраться – вот стабильная картина последних 30 лет, с медленными сдвигами по отдельным направлениям.

Так почему Тува? Единственное логическое объяснение – потому что это приграничье и национальная окраина. А таковые имеют свойство реагировать, иногда по-своему. Непредсказуемо для властей. Тем более если запустить туда нужный идеологический и информационный вирус. Нужна ещё одна пандемия – пандемия ненависти.


Источник
Loading...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:
Экономика Происшествия

«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 
х