Жизнь / История / 07 август 2020

"Поспешность, граничащая с неосторожностью": как русский генерал австрийского разгромил

"Поспешность, граничащая с неосторожностью": как русский генерал австрийского разгромил

8 августа 1914 года состоялось одно из крупнейших и одно из последних кавалерийских сражений Первой Мировой войны, в котором русская и австрийская кавалерии в лучших традициях наполеоновских войн сошлись лоб в лоб (да и сам "шок", т.е. прямое столкновение двух кавалерийских масс, сам по себе уже большая редкость). Бой закончился безоговорочной победой русских кавалеристов: 10-я кавалерийская дивизия генерала графа Келлера разгромила 4-ю кавалерийскую дивизию генерала Зарембы. И это при том, что против 20 австрийских эскадронов русские смогли выставить только 10. Потери обеих дивизий были несопоставимы: потеряв 150 человек убитыми и ранеными, русские уничтожили 969 австрийцев, взяли в плен 650 человек, захватили 8 пушек и много другого снаряжения. Граф Келлер получил орден Святого Георгия 4-й степени и имя "лучшей шашки империи", награждены были и другие офицеры, а Ингерманландский гусарский полк получил Георгиевский штандарт. Однако, этой блистательной победы могло и не быть.

"Поспешность, граничащая с неосторожностью".

Начать следовало с того, что генерал Келлер, узнав о движении кавалерийской дивизии австрийцев в направлении русской 9-й кавалерийской дивизии и практически с начала войны горя желанием встретиться с австрийцами в конном бою (впрочем, как и вся русская кавалерия в тот период), поднял свою дивизию и бросился на австрийцев, не озаботившись разведкой. Как писал А. Сливинский, участник боя,

"Нетерпение ожидания встречи с конницей противника все возрастало; жадно ловились малейшие сведения и слухи о ее появлении то здесь, то там. Но противник, как будто, не спешил обнаруживать себя и тем более вступать в бой с нами, но лишь выматывал наши силы ночными тревогами, излишними нарядами на разведку, охранение и бесполезными подчас маневрами. Отсюда понятны радость, с которой было выслушано на вершине Острого Гарба (здесь находился Келлер во время движения дивизии - ИО) донесение о появлении впереди нашей дивизии кавалерии противника и та поспешность, с которой были приняты здесь же первоначальные решения - свернуть немедленно с прежнего направления движения в сторону действий 9-й кавалерийской дивизии и атаковать противника" (Сливинский А. Конный бой 10-й кавалерийской дивизии генерала графа Келлера 8/21 августа 1914 года у д. Ярославице).

При этом генерал Келлер так спешил, что его дивизия шла по бездорожью, растягиваясь и утомляя коней (следует напомнить, что граф предполагал кавалерийский бой, в котором от свежести конского состава зависит практически все). Более того, даже получив сведения о том, что против него действует австрийская кавалерийская дивизия, граф не стал ждать подхода своих соседей, 9-й кавалерийской дивизии (она ожидалась через час - полтора), а, увидев австрийцев и только на основе личных наблюдений (даже не озаботившись выдвижением вперед разведывательных разъездов) тут же отдал приказ атаковать.

Графа не смутило и то, что австрийской дивизии в составе 20 - 22 эскадронов он мог противопоставить только 10 своих эскадронов из 18, входивших в полк (8 были заняты другими задачами) и личную охрану - взвод казаков.

Не смутило графа и то, что, поднявшись на гребень лощины, он увидел австрийцев на другом гребне уже развернутыми и готовыми к бою. Скорее наоборот: численность развернутых австрийцев не превышала 6 - 8 эскадронов, и граф, не утруждая себя мыслями о том, где могли находиться остальные 12 эскадронов 4-й австрийской дивизии (что это именно она Келлер уже знал), не стал беспокоиться и о том, что для атаки противника его кавалеристам придется сначала спуститься в лощину, а потом подниматься вверх. Ведь австрийцев было явно меньше.

Эта торопливость генерала Келлера и дала основания Сливинскому заявить, что

"поспешность, граничащую с неосторожностью, в принятии решений Генерал граф Келлер обнаруживал 8/21 августа еще несколько раз, чем подвергал дивизию величайшему риску" (Сливинский А.).
[img]"[/img]

"Началось ужасное избиение".

Этот самый "величайший риск" обнаружился, когда русские эскадроны (8 из 10), развернувшись на галопе, пройдя низину под пулеметным огнем и начав подъем, все-таки столкнулись с австрийскими эскадронами в "шоке": за атаковавшей сверху вниз первой линией австрийцев на гребне появилась вторая (еще 6 эскадронов), а за ней и третья (4 эскадрона). Увязнув в рубке с первой австрийской линией русские эскадроны получили мощнейший удар от второй линии и, хотя и не были опрокинуты, но их линия была разорвана, один австрийский эскадрон прорвался в тыл 10-й дивизии, а к месту схватки неслась третья линия австрийцев.

"Удар второй австрийской линии по расстроенной уже массе был настолько силен, что вся она заколебалась широкими волнами, приняла форму дуги вогнутой в нашу сторону и начала зигзагами подаваться к нам - сначала медленно, но потом все быстрее и быстрее. Вот уже схватка происходит на южном скате лощины (по которому русские спускались - ИО).. Еще момент, - и серые рубашки стали редеть в центре. Драгуны и уланы расступились и в образовавшийся прорыв вклинился в взводной колонне один из эскадронов второй австрийской линии" (Сливинский А.).

Можно только догадываться, что подумал генерал Келлер, увидев все это. Отреагировал он, однако, вполне по-чапаевски: забыв об управлении боем, граф со своим конвоем бросился в атаку на прорвавшийся эскадрон. Австрийцы не приняли боя, а развернувшись стали уходить и этим маневром увлекли остальные массы всадников. Горячность оказалась полезной: противник неожиданно дрогнул. Но третья линия австрийцев еще шла в атаку.

Положение спасли 2 эскадрона Ингерманландских гусар, которых граф перед началом боя придержал, с приказом атаковать во фланг: опоздав к моменту "шока", гусары, поднявшись по склону лощины (по ее австрийской части) успели не только встретить и разбить фланг третьей линии противника, удар которой был бы для русских катастрофой, но и захватить две их батареи, а заодно напугать австрийский резерв (2 эскадрона), который бежал, так и не приняв участия в бою.

И вишенкой на этом торте (точнее, в этой каше) можно считать действия 1-й сотни Оренбургского казачьего полка, которая по собственной инициативе (!!!!) появилась на поле боя и, захватив единственный мост в тылу у австрийцев, неожиданно для всех замкнула их в окружение, чем усугубила начавшееся отступление, превратив его в разгром.

"Оказалось, что есаул Полозов, командовавший правофланговой сотней Оренбургского казачьего полка, овладевшего д. Волчковце, слышал выстрелы и шум все еще продолжавшегося к северо-востоку от этой деревни боя и по собственной инициативе решил идти на помощь дивизии, направившись долиною Стрыпы. К полю конного боя сотня подходила в тот момент, когда австрийцы дрогнули и началось их бегство. Отрезанные от переправы, австрийцы метались в разные стороны . . . Началось ужасное избиение..." (Сливинский А.).

Атака английской легкой бригады под Балаклавой по русским источникам.

Понравилась статья? Подпишитесь, поставьте лайк и сделайте репост в соцсетях. Спасибо!

Источник
Loading...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:
Экономика Происшествия

«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
х