Жизнь / История / 27 август 2020

Женская дипломатия: хуже только атомная война!

XVI век во многом является временем, когда уже довольно высокая культура эпохи Возрождения соседствовала с таким варварством, которому даже среди варваров не всегда находилось место. Хорошим примером этого может быть небезызвестная Роксолана и польская королева Бона Сфорца, которые методами женской дипломатии противостояли династии Габсбургов.

Морали у этих дам было примерно ноль. Единственное, что они чтили – это собственные интересы. В свое время Роксолана начала переписку с Изабеллой Ягеллонкой – королевой Венгрии. Наобещала ей с три короба, и ничего не выполнила, хотя и называла себя «императрица турок».

Вероятно и не намеревалась выполнять, поскольку ее истинной целью было установление контактов с матерью Изабеллы – Боной Сфорца, которая была женой Сигизмунда I. Сей господин был весьма влиятельной персоной, будучи одновременно польским королем и великим князем литовским.

Женская дипломатия: хуже только атомная война!

Тем временем Польша искала союза с Габсбургами, хотя и не слишком активно. Но в планах Османов такой союз выглядел крайне нежелательным. Гораздо привлекательнее выглядела антигабсбургская коалиция в лице Польши и Франции – главных союзников Османов в Европе.

И Бона Сфорца могла здесь быть очень полезной, ибо лютой ненавистью ненавидела Габсбургов, некогда отодвинувших ее семью от центральной части кормушки Миланского герцогства. В свете того, что Габсбурги хотели укрепить свое влияние и в Центральной и Восточной Европе, перспектива того, что стараниями Габсбургов влияние Боны будут сведено к нулю, не казалась преувеличенной.

Собственно, Роксолана направляла письма именно к ней, а дочка использовалась по большей части в качестве прикрытия.

Бона была возмущена, что ее сына – будущего наследника Сигизмунда – обручили с одной из Габсбургов. Не радовало это и Сулеймана Великолепного. Именно тогда султан и решил прибегнуть к помощи жены, что стало уникальным явлением в турецкой истории, ибо ни до, ни после этого султаны не использовали своих жен в дипломатических переговорах.

Когда Роксолана сообщила в письме, что Османы тоже против брака сына Боны с Габсбургами, та, почувствовав поддержку, стала прилагать усилия, чтобы расстроить брак, да и вообще всеми силами противостоять Габсбургам. При этом она утверждала, что охотнее отдала бы дочь на смерть в турецкой неволе, чем согласилась бы на ее брак с Габсбургами.

В свою очередь Сулейман отдал приказ не входить своим судам в воды, прилегающим к владениям Боны Сфорца. Однако Бона все же не смогла расстроить брак своего сына.

Впрочем, большой беды это не принесло, поскольку сразу после свадьбы молодая Елизавета Австрийская, у которой и без того было неважное здоровье, стала совсем плоха. Через два года она умерла, и поговаривали, что Бона Сфорца просто отравила невестку.

Сын женился на своей любовнице, которую возвел в королевское достоинство. И хотя девушка была не из Габсбургов, но свекровь-Бона невзлюбила и ее – на этот раз потому, что новая жена принадлежала к династии Радзивиллов, которых Бона тоже не любила. Демонстрируя свое отношение к этому браку, она покинула столицу.

Вероятно, слухи о близкой дружбе с ядами и живодерских наклонностях матушки нового короля Сигизмунда II Августа были небезосновательными. Во всяком случае Сигизмунд II приказал, чтобы даже письма, доставляемые от матери, тщательно протирали. Увы, не помогло – новая жена ни с того, ни с сего умерла, примерно через год.

Но и сама 57-летняя Бона недолго наслаждалась жизнью. В 1557 году – всего через год после возвращения в родную Италию, она была отравлена. Ей было 63 года. Заказчиком отравления был испанский король Филипп II Габсбург, который просто не хотел выплачивать Боне крупный долг.

[img]"[/img]

Что же до Роксоланы, то она пережила свою союзницу всего на год, прожив на 10 лет меньше. Предположительно она тоже стала жертвой яда. Только на этот раз отравительницей была она же сама.

У нее были проблемы с легкими, и она принимала ядовитое растение, которым издавна пользовались для лечения легочных заболеваний. Но поскольку прием лекарства продолжался слишком долго, яд накопился и привел к медленной мучительной смерти.

Так вместе с этими двумя безжалостными дамами подошла к концу эпоха, когда яд был одним из важнейших инструментов международной политики. Характерно, что следующая жена Сигизмунда II тоже была из Габсбургов и тоже прожила недолго, не оставив детей. Вскоре умер и сам король, тем самым закрыв историю династии Ягеллонов.

Источник
Loading...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:
Экономика Происшествия

«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 
х