Жизнь / История / 03 ноябрь 2020

Братья Барбаросса: самый жуткие пираты исламского мира!

Вроде бы все знают, что турецкие и североафриканские пираты под зеленым знаменем пророка имели место быть. Но внимания на них обращают как-то слабенько, и они остаются в тени реальных и выдуманных «Джеков-Воробьев», хотя там можно смело снимать блокбастер.

Самыми известными среди пиратов исламского мира следует считать братьев Барбаросса, жизнь которых – одно сплошное приключение.

Разумеется, это не делает их романтическими героями, ибо выродки были еще те, но так уж повелось, что лучшие сюжеты для романов поставляют именно самые конченые представители рода людского. Итак, приступим.

Истоки

Жил когда-то на Лесбосе один мелкий торговец, в прошлом послуживший в турецком флоте и теперь отдавший предпочтение спокойному бытию. Женился он на вдове православного священника и завел с ней двух дочерей и 4-х сыновей.

Дочери стали христианками, а сынули – мусульманами. Но, судя по всему, вся религиозность семейства слилась в одну из дочерей, которая ушла в монахини, а остальные были верны истинному богу всех времен и народов – Богу Власти и Наживы!

Братья Барбаросса: самый жуткие пираты исламского мира!

Торговыми талантами парни не отличались, и после смерти батеньки, им стало ясно, что ни финансовой империи, ни коммунизма им не построить, поэтому двое (Ильяс и Арудж) нанялись на галеру надсмотрщиками над рабами-гребцами.

Стоит сказать, что нет никаких оснований считать, что при жизни братьев называли Барбароссами. Это явно христианское прозвище, скорее всего, даже обозначает не рыжие бороды, а является искаженным «Отец Арудж» (типа «Батька-атаман»), что по-турецки звучит как «Баба Арудж».

Призвание найдено!

Занятие пришлось ребяткам по душе, и они в какой-то миг осознали, что лупить бичом рабов по спинам как-то прикольнее, чем шевелить мозгами, выстраивать финансовые стратегии, подсчитывать баланс или налаживать хорошие отношения с потенциальными партнерами.

Увы, счастье было недолгим, ибо на море оказались и другие джентльмены водной удачи, на этот раз под знаменами Христа. Родосские рыцари-пираты Ильяса убили, а Аруджа посадили на весла, и теперь уже над его спиной свистел бич.

На его счастье случилась буря, и в суете Арудж сумел освободиться и прыгнуть за борт, благо берег был недалеко. Добравшись до Стамбула, он снова нанялся на корабль, только теперь уже кормчим. Корабль принадлежал купцам (пиратам), но Аруджа это не смутило, ибо совести и какой-либо морали у него не было отродясь.

[img]"[/img]

Здесь стоит оговориться, поскольку в истории братьев Барбаросса много такого, что проверить нельзя, но что порождает сомнения. Например, внезапная смена статуса от идиота с бичом на кормчего, которому быть дураком просто Аллах не велит. Когда он успел обучиться этому делу – вопрос.

В роли пирата ему понравилось, и вскоре Арудж продемонстрировал одну из главных черт своего характера – склонность к подлости и предательству. Показав пальцем на корабль, он сказал: «Было ваше – стало наше», и топором проломил капитану голову, заняв его место.

Потом навестил мать и поделился награбленным. Бывшая попадья не побрезговала, после чего Арудж предложил двум братьям присоединиться, что те и сделали.

Турецкий Терминатор

Грабежи шли успешно, и троица даже на некоторое время заключила союзный договор с правителем Туниса. Потом братья на одном корабле отправились кошмарить берега Италии.

Однажды на них напали две папские галеры. Арудж воспользовался тем, что они шли не рядом, и напал на ближайшую галеру. Но абордаж не прошел: воины Папы наваляли пиратам, взяли их в плен вместе с капитаном, а пиратский корабль принялись грабить.

Аруджу повезло: у него остался спрятанный нож, которым он сначала перерезал веревки себе и коллегам, а потом и горло капитана галеры. Завязался бой, папских моряков на галере было очень мало, поскольку остальные ушли грабить корабль пиратов, и на этот раз пиратам сопутствовала удача.

С борта папского корабля пираты перестреляли из пушек остальных папских солдат, занятых грабежом, и переоделись в их одежду. В таком виде и встретили вторую папскую галеру с печальным исходом для экипажа последней.

Звучит как сказка, но что есть – то есть. Вскоре в одном из боев пушечное ядро отрывает Аруджу руку. Но пират выжил и очередная легенда гласит, что ему вместо руки сделали серебряный протез на пружинах. В общем, получился этакий «Арудж-Терминатор-Оглы».

Второе пушечное ядро через некоторое время нашло мишень в лице брата Аруджа – Ицхака. Вернее не в лице, а в пузе, ибо угодило оно именно туда, разделив брательника на две несклеиваемые половины.

Аруджа это опечалило. «Как так?» – думал он. «За что? Такого парня погубили! ВолкИпозорные-е-е!». Даже руки на себя наложить думал, но его утихомирил какой-то горский князь, сказав, что сначала нужно наказать зло, ибо грех это – оставлять злодеев ненаказанными.

Впрочем, это была минутная слабость, ибо далее Арудж о мести как-то позабыл и банально принялся за старое.

Рывок в политику

Когда правитель Алжира попросил пирата о помощи, Арудж откликнулся, дал враждебным испанцам отпор, и стал доверенным лицом султана, после чего первым делом удавил его своими же руками.

Такой политический фортель не понравился местным чиновникам и созрела оппозиция. Арудж пошел на переговоры в мечети, куда пригласил чинуш. Как нетрудно догадаться, переговоры с ними вели пираты Аруджа, после чего из мечети вышли исключительно они.

Трупы выволокли наружу, осквернили, протащили через весь город и выбросили в яму с дерьмом. Горожане смирились, а Арудж в очередной раз подумал, что насилие заменит любую политику.

Далее на Алжир двигаются испанские силы, но Арудж какой-то полусказочной хитростью побеждает их. Вдобавок буря уничтожает почти весь вражеский флот и Арудж празднует победу. Это даже убедило жителей города в том, что Арудж совсем неплох.

С Испанией не шутят!

Надо понимать, что Испания XVI века – это более чем серьезно. И она не забыла поражения. Но Арудж тем временем занимается местной политикой, и, когда к нему за помощью обратился бывший правитель города Тлемсен, пират откликнулся на зов.

Правитель был посажен на трон, после чего Арудж первым делом его убивает. Вешает его пятерых сыновей на их же чалмах, а остальных родственников просто топит.

Далее у него начинается паранойя и он решает избавиться от врагов. Для этого он созывает собрание, на котором планируется выбрать нового правителя, ибо Арудж заявил, что намерен покинуть город. В общем, семьдесят старейшин постигла судьба убитых в мечети чиновников.

[img]"[/img]

Народ это не оценил, и, когда к городу подошли испанцы, жители подняли восстание против Аруджа. Далее следует очередная сказочная история, в которой он позорно бежит, прихватив казну и разбрасывая по пути золото, которое должны были броситься подбирать испанцы.

Не сработало. Испанцы нагнали беглеца и нанесли ему и его воинам поражения. Ибо это испанская пехота! Гроза всего тогдашнего мира!

Арудж получает удар копьем в грудь, ему отрубают поганую головушку и насаживают на пику. Одним словом, политик-террорист допрыгался.

Восхождение Хайраддина

В живых остался только один из братьев, который взвалил на себя бремя власти и заботу о противостоянии испанцам. Помогла Фортуна – жестокий шторм разбил флот испанцев, а оставшихся на суше разбил Хайраддин.

За них он хотел получить солидный выкуп, но испанцы не торопились сорить деньгами, и, как это часто бывает, бросили своих солдат на произвол старого пирата. В результате Хайраддин обезглавил 3 тысячи пленных на глазах их же засевших в соседней крепости товарищей.

После этого испанцы согласились выкупить оставшихся пленных, но Хайраддин закусил удила и казнил еще 36 человек. О судьбе остальных ничего не известно.

Понимая, что Испания рано или поздно раздавить его как вошь, Хайраддин мудро сделал то, чего не делал его брат – нашел союзника, став вассалом турецкого султана. В результате получил кучу денег, титул бейлербея, звание главнокомандующего турецкого флота и аж 2 тыс. янычар!

Гены пальцем не задавишь!

Едва проявив начатки политического чутья, Хайраддин решил «помочь» правителю Туниса вернуть власть, после чего не утерпел, и как и его покойный братишка взял ее себе.

Тунисцы подняли против него восстание, но Хайраддин подавил его, бездумно убив более 3000 своих же налогоплательщиков.

Испания – это рок!

Испанский король Карл V не думал забывать обид и пошел на Тунис, где Хайраддин был разбит. Он хотел даже подорвать себя в цитадели, но тунисцам он и так был не нужен, а в комплекте с порчей здания – тем более.

В общем, перед ним закрыли ворота и, показав в сторону от города, сообщили: «Нафиг – это туда!». Пришлось бежать до Алжира.

Возвращение к истокам

Сидит Хайраддин в Алжире и думу думает: «Беда, коль пироги печет сапожник, ни у так далее… пирожник! Наверное, политика не до конца пиратское дело!»

И был он бесконечно прав. Управленец из него паршивый, политик – вы сами видели, на суше он дерется когда как, поэтому, снарядив морских коней, берется Хайраддин за штурвал и снова начинает кошмарить побережье Европы.

Теперь им озаботился уже объединенный флот рыцарей-пиратов и кучи итальянцев, включая самого Папу. Собрав впечатляющий флот на 157 корабликов и 60 тысяч солдат, они решают устранить Хайраддина с его 122 кораблями и жалкими 22 тысячами бойцов. Командовать флотом назначают мастера своего дела.

Увы, плохой ветер сыграл на руку Хайраддину, а внутри объединенного флота начались разногласия, так что победа досталась пирату.

Спустя некоторое время на Алжир двигается уже Карл V с огромным флотом и солидной армией, но жуткий шторм как этот часто бывало в испанской истории, уничтожает эту «Непобедимую армаду», жалкие остатки которой вернулись назад.

Конец

Пока Испания зализывала раны, у нее появилась угроза в лице Франции, отчего Хайраддин был на некоторое время забыт.

Тем временем турецкий султан заключает союз с Францией, поручив Хайраддину то, что у него получалось лучше всего – грабить берега Испании, что тот и сделал.

На зиму он перебрался во Францию, где был постоянной головной болью для французского короля, знавшего всю подлость братьев Барбаросса.

Поэтому, когда Хайраддин сказал, что как-то ему зябко и вообще домой хочется, король сразу же живо откликнулся, сказав: «Иди! Иди, родной! Я тебе и денег на дорогу дам немалых, только иди – повидай родину!».

В Турцию Барбаросса вернулся как герой. Алжир он оставил своему сыну, а сам обосновался в Стамбуле. Построил дворец и, как каждый истинный подонок, соорудил культовое сооружение во спасение души (в данном случае – мечеть).

[img]"[/img]

В жены старче на восьмом десятке взял себе дочь одного из своих бывших врагов, после чего принялся веселиться и предаваться неге.

Но радость была недолгой, ибо кровавый понос замучил. Местный врач-еврей посоветовал лечить «пиратский дрыщинг», укладывая рядом юных дев, тепло которых должно было согреть старца.

Но тот вместо этого не согрелся, а перегрелся, возбудившись словно жеребец. Возбудиться-то возбудился, но далее не пошло. Пыжился, пыжился, да и иссяк, померев в бессилии и поносе.

Покойника отмыли, нарядили понаряднее и уложили в мавзолей, ставший со временем культовым. С падением Османской империи культ Хайраддина Барбароссы II (первым номером идет Арудж) поутих, но и сейчас его имя носят различные морские сооружения Турции и военные корабли.

В общем, как всегда: самыми культовыми персонажами обычно становятся различные подонки и мега-гопники. Но, если все немного приукрасить, убрать «излишне ароматный финал» и добавить любовную линию – фильмец получился бы неплохой!

Источник
Loading...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:
Экономика Происшествия

«    Декабрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
х