Россия / Чечня / 08 декабрь 2020

Дональд Рейфилд об истории Грузии. Часть 3-я

Вы сейчас читаете третью публикацию в Дзене, посвящённую рассмотрению и обсуждению книги профессора русской и грузинской литературы Колледжа королевы Марии Лондонского университета Дональда Рейфилда «Грузия. Перекрёсток империй. История длиной в три тысячи лет».

Комментаторы этих двух постов из Грузии недовольны. Связываясь со мною, они настоятельно рекомендуют не заниматься историей Грузии, а интересоваться сугубо историей Абхазии и абхазского народа. Конечно же, в рекомендациях этих пользователей интернета, которые за редким исключением являются анонимами, я не нуждаюсь. Как всегда, я занимаюсь своим делом. Книга Рейфилда отражает не только историю Грузии, но и Абхазии, историю Колхиды, к которой непосредственное отношение прежде всего имеют абхазы и мегрелы.

Последние, мегрелы, отличаются от грузин не только по языку, но и по антропологическому типу. Мегрелы, по сути, являются солью Грузии. Их по численности больше, чем грузин. Вклад их в грузинскую культуру не менее велик. Но народ этот остаётся в 21 веке в крайне бедственном духовном состоянии, ибо никто в Грузии не занимается развитием его родного языка; мегрелы не учат свой язык в школе, у них нет мегрелоязычных газет и журналов; максимум, что они могут себе позволить, – это создавать песенно-танцевальные ансамбли, распевать сладкозвучные мегрельские песни и показывать красивые мегрельские танцы. Запад, придерживающийся политики двойных стандартов, глух к проблемам мегрельского народа, который талантлив настолько, насколько, быть может, не талантлив ни один другой народ Закавказья. Не в обиду кому-либо это будет сказано.

Дональд Рейфилд об истории Грузии. Часть 3-я

В двух предыдущих постах мы смогли изучить и проанализировать всего лишь семь страниц из указанной книги Дональда Рейфилда. Это означает, что мы изучаем с вами содержание этой книги как можно более тщательно, понимая, что Рейфилд – один из самых информированных учёных Запада, который безгранично любит Грузию, но при этом остаётся объективным исследователем, что для нас важнее.

Насколько мне известно, грузины обожают сего автора. Они верят его каждому слову, но при этом, в подавляющем большинстве, его не читали. Максимум, с чем они знакомы, так это с его частыми интервью грузинским средствам массовой информации. Я выбрал книгу Рейфилда неслучайно. Расскажи грузинским пользователям интернета содержание трудов маститых абхазских учёных, таких, как Шалва Инал-ипа, Зураб Анчабадзе, Георгий Дзидзария, Георгий Амичба, Михаил Трапш, Арвелод Куправа, Теймураз Ачугба, Станислав Лакоба, Олег Бгажба, Денис Чачхалиа и других, как грузины отвернутся и никакие доводы не возымеют на них действия. Они упёрто будут верить сказкам Павла Ингороквы, Теймураза Мибчуани, Марики Лордкипанидзе и книге «Абхазия: история без фальсификации» Зураба Папаскири. А книга Рейфилда – замечательная пилюля для отрезвления грузинских националистов, несмотря на то, что и она во многом способствует популяризации мифа о богоизбранности грузинской нации.

Вкратце расскажу о том, что же мы узнали из этих семи страниц:

1) «Грузины считают, – пишет Рейфилд, – что грузин – это и уроженец Грузии, вне зависимости от этнической принадлежности, и тот, для кого грузинский язык является родным». (Дональд Рейфилд. Грузия. Перекрёсток империй. История длиной в три тысячи лет. М., 2017, стр. 2).

2) Многие и сейчас спорят о том, кем являются грузины по происхождению. Их, в частности, интересует вопрос: являются ли грузины индоевропейцами или они индоевропейцами не являются. Данному вопросу уделил в своей книге внимание и Дональд Рейфилд. Британский профессор считает, что в картвельских языках обнаруживается самый древний лингвистический материал, который можно найти в современных языках. (Указ. соч., стр. 3-4).

3) Рейфилд пишет, что около 1100 года до н. э. ассирийский царь Тиглатпаласар упоминает народ мушков в Юго-Восточной Анатолии, откуда они после поражения переселились на север. Согласно греческим источникам, горы около Трабзона являлись родиной мосхов. (Указ. соч., стр. 5). Многие учёные и ранее, и сейчас писали и пишут о том, что предки грузин переселились на территорию современной Грузии с юга. Рейфилд в данном случае подтвердил этот факт.

4) Мы отметили в книге Рейфилда ещё одно очень важно замечание: «До христианства в Мцхете, – пишет Дональд Рейфилд в своей книге, – обожествляли луну (бога Армаза) и Задена, бога плодородия, таким образом продолжая религию хеттов. Тем не менее не исключено, что термины мушки, мосхи, месхи являются «плавающими» названиями, точно так же, как термин валлийский для англичан обозначает кельтов, для чехов – итальянцев, а для болгар – румын». (Указ. соч., стр. 5).

5) Не могу не процитировать с книги Рейфилда следующий абзац, который очень важен для понимания статуса Древней Грузии. «Названия некоторых народов и провинций, – пишет автор, – которые входили в сферу интересов Урарту, до сих пор сохраняются в названиях современных грузинских провинций: от хурритского (Урарту) диаухи вполне разумно произвести современную южную грузинскую (и армянскую) провинцию тао (армянское тайк: в Урарту суффикс – хи, как армянское – к, обозначает множественность). Сегодняшнее Джавахети (армянский Джавахк), несомненно, унаследовано от урартского Забахае; таким же образом сегодняшняя Шавшети на грузино-армянской границе отражает урартскую Шешет». (Указ. соч., стр. 5).

[img]"[/img]

6) Ещё одно важное замечание, которое грузинские историки не хотят озвучивать: корень «карт» в самоназвании грузин – «родственный термин индоевропейского гард и обозначает народ, живущий за укреплёнными стенами, как те грузины, которые заселили район около Мцхеты». (Указ. соч., стр. 5).

7) Изучив все возможные источники, исторические и мифологические материалы о Колхиде, Рейфилд не обнаружил в этой стране ни одного картвельского имени. И на это необходимо обратить самое пристальное внимание тем абхазским и неабхазским учёным, которые автоматически считают Колхиду грузинской или мегрельской страной. «Странно, – пишет Рейфилд, – что ни один колхидский царь не носит картвельского имени. Куджи, которого грузинские летописцы относят к III веку до н. э., значит по-абхазски «волк». Сам Эет, отец Медеи в греческих легендах, возможно, был абхазом: по-абхазски Хаит – бог моря». В другом месте он добавляет: «Среди имён правителей Колхиды во II и I веках до н. э. мы встречаем Аристарха (грека) и Саулака (иранца-скифа)». (Указ. соч., стр. 7).

Пойдём дальше. Считая лазов картвельским народом, хотя у современных лазов есть другое мнение на сей счёт (об этом позже), Рейфилд пишет, что «название лазы, по всей вероятности, проистекает от сванского ла- зан, «страна занов». (Указ. соч., стр. 7).

У меня почему-то возникает сомнение насчёт того, что этноним лазов мог происходить от сванского языка. Лаз – по-абхазски «прозрачный, чистый, не мутный глаз». Здесь, скорее всего, имеется в виду светлость (синий цвет) глаз лазов. Так же, по моему мнению, нам, абхазским учёным, необходимо тщательнее изучить сванский язык, который по многим чертам близок к абхазо-адыгским языкам. В частности, в указанном Рейфилдом примере «ла» является обозначением в сванском языке страны, края, области, территории. Это близко к абхазскому пониманию, так как в абхазском языке «ла» может обозначать страну. Обратите внимание на абхазское слово «атәыла» (атвы́ла), переводимое как «страна». Здесь «тәы» (твы) – слово, обозначающее собственность; ла – территория нахождения. Узло́у – это «там, где ты находишься».

Отметив, что жители Колхиды были необыкновенными полиглотами, Рейфилд пишет, что «в любом случае страна была этнически очень пёстрой; её племенами, когда они сплотились, правили или абхаз, или зан (мингрел или лаз), или сван, или скиф, или представители ныне уже выродившегося этноса». (Указ. соч., стр. 7).

Я не думаю, что Рейфилд здесь необдуманно упомянул абхазов в первой позиции, раньше, чем занов (мингрелов с лазами) и скифов. Учёный чётко знал, что Колхида изначально принадлежала абхазам, вернее, предкам абхазского народа, соответственно, предкам апсилов и абазгов.

Рейфилд ясно понимал, что население Колхиды более позднего времени было настолько пёстрым, что почти невозможно было со стопроцентной уверенностью определить, кому конкретно принадлежала страна. Тем не менее, автор не может скрыть, что и Фазис на севере, и Апсари на юге, «вполне возможно, отражают абхазский корень – пса, «вода». «Поразительно, – пишет Рейфилд, – что на гробах отсутствуют картвельские антропонимы: Метос, Отойос, Дедатос, Микакадос, Мелабес, Хорсип, Оразо – греческого, анатолийского или иранского происхождения». (Указ. соч., стр. 7-8).

[img]"[/img]

В своей книге Дональд Рейфилд недвусмысленно дал понять своим читателям, что он, как объективный учёный, не может верить всяким мифологическим персонажам подобно Картлосу, Гаосу, Фогарме, Мцхетосу и им подобным. Об этом гласит его следующее заявление: «Только в IV веке до н. э., когда завоевание Александром Македонским Персии преобразовало Закавказье (которое он всё-таки сам объехал), повествования Жизни Картли и Обращения Картли освобождаются от фантастики и обращаются к действительности». (Указ. соч., стр. 8).

А теперь вспомните рассказы из ранее прочитанных или услышанных вами историй относительно проживания абхазо-адыгских народов на территории современной Грузии в древнейшую эпоху до появления здесь грузин. Вспомните также о кашках (предках адыгов) и абешла (предках абхазов). Так вот, всё это нечета басням о Картлосе и его детях. Вот цитата Рейфилда относительно проживания абхазо-адыгов на территории Грузии до грузин: «Первые анатолийские империи сталкивались с народами Северного Кавказа раньше, чем с картвелами, но тогда, очевидно, предки черкесов и других северокавказских народов находились южнее, чем сегодня». (Стр. 8). «Хеттские надписи (до 1200 до н. э.), – продолжает автор, – упоминают кашки в Северо-Восточной Анатолии; тот же народ ассирийцы называли кашка, против которых воевал царь Тиглатпаласар около 1100 года до н. э.: по всей вероятности, это кашог, как потом называли черкесов. Ассирийцы упоминают абешла, наверное, известных грекам как апсилы, а нам – как абхазы…». (Там же).

Теперь, акцентируя внимание на только что прочитанном, а именно на факте проживания абхазо-адыгов на территории Грузии до прибытия сюда предков грузин, ознакомьтесь со следующей цитатой британского профессора: «…Анализ ДНК показывает поразительную постоянность населения (Грузии – Д.Д.) в течение тысячелетий». И ещё одна очень важная цитата: «Несмотря на завоевания, смены языка, этноса и культуры, освидетельствованные историей, ДНК у 80 процентов населения (читай Грузии – Д.Д.) воспроизводит ДНК доисторического населения». (Указ. соч., стр. 8).

Ключевым в только что приведённой цитате Рейфилда является словосочетание «доисторическое население». Подумайте только: 80 процентов! Выходит, что автохтонное, как отметил Рейфилд, «доисторическое» население Закавказья, в частности территории Грузии, говорившее на абхазо-адыгских языках, перешло на язык пришельцев, составлявших примерно 20 процентов населения. Могло ли такое произойти? Я думаю, что такое произойти вполне могло, так как картвельские языки в сравнении с абхазо-адыгскими выигрышно лёгкие. А у абхазо-адыгов, скорее всего, периодически происходят процессы вспыхивания и остывания любви к родному языку. Особенно это видно сегодня на примере абхазов, проживающих в Абхазии, многие из которых не умеют говорить на своём родном языке и, к сожалению, даже не испытывают внутренней потребности его изучить.

[img]"[/img]

Далее Рейфилд дёготь правды изрядно растворяет в бочке мёда. Иначе назвать то, что он в дальнейшем предпринимает, сложно. Вы только представьте, что, написав всё то, что он написал об абхазах Колхиды, об отсутствии в этой стране какой-либо картвельской антропонимии, о нереальности грузинских мифов, объясняющих родословие народов Кавказа, о ДНК этих народов и тому подобное, он далее пишет о существовании в Закавказье семи (!) картвельских краёв: Кулха (Колхида), Уитерухи (Одзрхе), Катарза, Забахае (современное Джавахети), Луша (Рейфилд не исключает, что это лазы; сравните со старинной абхазский фамилией Лышәба – Лушба), Эриахи (Эрети) и Иганехи. (Указ. соч., стр. 8).

Возникает вопрос: откуда все они появились? В Эриахи (Эрети) автор включает даже предков кавказских албанцев, а иганиехов (гениохов), несмотря на существующие источники, утверждающие о множественности их племён, считает или сванами, или мингрелами. Диаухов, которые жили по хеттским и хурритским обычаям, а также носили хеттско-хурритские имена, автор почему-то считает протокартвелами, а не протовайнахами или протоалбанцами.

Описывая последнего царя Урарту Сардури II с колхами, Рейфилд упоминает о «знаменитых колхских кузнецах» в Илдамуше, у истоков реки Чорох, которая, как известно, в древности называлась Акампсис, а затем Апсар. У упомянутых Рейфилдом кузнецов царь Сардури заказал себе «железную печать». (Указ. соч., стр. 9).

Река Акампсис, или Чорох, когда-то была границей между Понтийским царством и Колхидой. Совершенно неудивительно, что река с абхазо-адыгским корнем «псы» встречается на границе Колхиды. Современный аналог Акампсису – река Псоу, отделяющая Абхазию от Российской Федерации. Этимологическое значение реки Псоу происходит от самоназвания абхазов «апсуа». Псоу (Псыу), значит «Абхазская».

Что касается «знаменитых кузнецов», могу сказать только то, что не было у мегрелов такого развитого и масштабного культа кузни и кузнечества, как у абхазов. Покровителя кузни и кузнецов абхазы называли Шьашәы (Шашвы). Название это исконно абхазское, ни от кого не заимствованное, переводится с абхазского языка как «свернувшаяся кровь»: шьа (ща) – «кровь», шәы (швы) – от слова «ашәра» (ашвра́), что означает «свернуться, свёртываться, превратиться в сгусток».

Ряд исследователей прямо отмечают, что выдающаяся роль кузнечного дела в хозяйственной жизни абхазского народа нашла своё отражение и в религии абхазов. И ни у одного из народов Кавказа не наблюдается такого высокого почитания кузни, кузнечного дела и кузнецов, как у абхазов. Я бы уточнил – как у абхазо-адыгов, потому что и черкесы тоже почитали своего покровителя кузнецов, которого звали Тлепш.

[img]"[/img]

Далее в своей книге Рейфилд рассказывает, как в 735 году до н. э. с лица истории исчезают диаухи и колхи. По его словам, «из предгорья Северного Кавказа прискакали кочевники: по Черноморскому побережью – киммерийцы, по берегу Каспийскому – скифы, другие через Крестовый перевал».

Этих завоевателей автор главным образом относит к иранским племенам, но отмечает, что среди них якобы находились отряды абхазов и черкесов. «Они, – пишет британский исследователь, – разорили всё Закавказье и Северно-Восточную Анатолию: их войска даже достигли границ Египта. Ассирийский царь Саргон II (772-705 до н. э.) отмечает, что киммерийцы в 720 году разогнали урартские силы на верхней Куре. (Указ. соч., стр. 9).

Теперь уже картина, нарисованная Рейфилдом, начинает вконец расплываться. Автор явно противоречит себе. То он абхазов видит в Колхиде и за её пределами вплоть до Апсара (реки Чорох), то абхазы вместе с черкесами появляются из Северного Кавказа. Одно из двух: или Рейфилд лукавит и не до конца разъяснил себе, кто где в Закавказье жил (тогда не стоило начинать писать труд на такую серьёзную тему); или абхазы к тому времени, за более чем 700 лет до нашей эры, жили и на территории Колхиды, и на территории Северного Кавказа, что, скорее всего, больше соответствует правде.

Когда я читаю злобные и ненавистные выпады грузинских историков, либо «диванных героев» из Грузии, направленные против Осетии и осетин, мне сразу становится не по себе. Ведь любая ненависть, направленная людьми в прошлое, бумерангом бьёт по тем же людям, живущим в наше время, особенно по тем из них, у кого в жилах течёт осетинская кровь. А таковых в Грузии, среди грузин, великое множество людей. И как они не боятся за себя и своих детей, не пойму.

Вот что, в этой связи, пишет о расселении ираноязычных скифов и киммерийцев в Закавказье наш профессор: «Со временем скифские и киммерийские завоеватели осели или как наёмные солдаты, или, судя по топонимике, как постоянные мирные жители от Триалети до Каппадокии (оба названия – иранского происхождения). Их путь отмечают не только тысячи бронзовых наконечников стрел, но и курганы, где захоронены лошади и даже колесницы. Свой след они оставили и в грузинском языке: например, хиди, «мост», который мы находим и в мингрельском, должно быть, является ранним заимствованием из осетинского языка победителей». (Указ. соч., стр. 9).

На сегодня, думаю, хватит. Продолжим тему завтра. Всего вам доброго! До свидания!

Источник
Loading...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:
Экономика Происшествия

«    Декабрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
х