Жизнь / История / 10 декабрь 2020

Первый бой: воспоминания ополченца о сражении в 1812 году

Первый бой: воспоминания ополченца о сражении в 1812 году

Статья написана на основе воспоминаний Рафаила Зотова, который был зачислен в Петербургское ополчение, формирование которого началась 17 июля под руководством М. Кутузова. В его составе насчитывалось 15.279 человек. 1 сентября ополчение выступило на помощь корпусу П. Витгенштейна, прикрывавшему дорогу на северную столицу России, а 6 октября 1812 года приняло первый бой под Полоцком (т.н. второе сражение под Полоцком, первое состоялось 5 августа 1812 года).

Начало: "с золотыми эполетами и в шляпе с султаном".

Рафаил Зотов записался добровольцем и, с учетом того, что он в 16 лет закончил учебный курс и по табели о рангах имел 14-й класс, был зачислен офицером в дружину (14-й класс соответствовал коллежскому регистратору "на гражданке", прапорщику в пехоте и корнету в кавалерии). Получив полугодовое жалование на обмундирование, он со всем пылом юности поспешил его, соответственно, потратить,

"и (вообразите себе восторг мой!) чрез несколько дней я явился в публику с золотыми эполетами и в шляпе с султаном".

Первый обстрел: "очень неприятное чувство".

Бой под Полоцком для ополченцев дружины Р. Зотова начался в 12 часов дня, когда они выдвинулись на поле сражения, попутно помогая тащить завязшие в грязи орудия. Прибыв на позиции, вчерашние сугубо мирные люди попали под обстрел французских пушек и впервые услышали свист вражеского ядра, которое ударило в землю за их колонной.

"Все мы как будто от волшебного жезла присели. Какое-то непонятное чувство стеснило грудь. Лихорадочная дрожь пробежала по жилам. Все с недоверчивостью взглянули друг на друга и, внутренне стыдясь своей слабости, каждый хотел ободрить другого. Вдруг еще другое ядро, и то же движение. Полковник с сердцем стал увещевать нас, что эти поклоны и неприличны, и бесполезны. Не помню, при котором ядре мы его послушались, но всякое, однако, производило в сердцах наших очень неприятное чувство".

Первая атака: "мы недалеко ушли".

Впрочем, времени для привыкания к обстрелу было выделено не много. Вскоре поступил приказ идти на помощь Воронежскому полку, и командир, старый подполковник, скорее всего, имевший боевой опыт, повел ополченцев в первую атаку. Однако и здесь все пошло не гладко.

"Эта первая попытка была очень неудачна; мы не далеко ушли. Не успели мы пройти и ста сажен (чуть больше 200 метров - ИО), как три батареи, бог весть откуда, начали нас приветствовать с разных сторон и ядрами и картечью! Минут пять шли мы еще вперед с какой-то опьянелостью и бесчувственностью, вдруг, как и от чего не знаю, только весь фронт не выдержал, дрогнул и бросился назад. Не прежде как у опушки леса остановились все и с недоумением стали посматривать друг на друга".

Первая рукопашная схватка: "холодный трехгранник лезет в грудь".

Однако, ополченцы скоро оправились, чему очень способствовал их подполковник, ругавший и бивший солдат саблей, заставляя их снова построиться. Построившись, они вновь пошли в атаку, заставив уже противника (баварскую пехоту) бежать. Но, как чуть раньше ополченцы, баварцы вскоре тоже собрались (как раньше говорили, "устроились") и пошли в контратаку. Дружина Р. Зотова завязала с ними перестрелку, однако баварцы не остановились и, наконец, прекратив стрельбу (малоэффективную с обеих сторон) пошли в штыковую атаку. Удивленные такой храбростью и воодушевленные предыдущей победой, ополченцы решили встретить их штыками. Полковник сомкнул фронт, приказал офицерам встать за него, а солдатам - взять ружье "на руку". Однако баварцев это уже не испугало:

"Чрез несколько минут оба фронта сошлись и началась рукопашная. Наши солдаты были сильнее, смелее, но неопытнее. В жару свалки они в разных местах расстроили нашу линию, и человек 20 баварцев вдруг прорвались сквозь наш фронт. Офицерская шпага была вовсе не равным оружием противу их штыков. Некто офицер Леонтьев был первой жертвой этого неравенства: несколько штыков в грудь повергли его на землю без чувств. (Он выздоровел впоследствии и говорил, что это было самое неприятное чувство, когда холодный трехгранник лезет в грудь.) Подполковник наш, почтенный 60-летний старик, будучи пред этим ранен картечью в ногу и оставшийся, однако же, во фронте, был сбит с ног ударом приклада в голову. Упав на землю, выругал он баварца сильными русскими словами и лежа защищался еще шпагой от штыков. Все это продолжалось, однако, не более двух минут. Прорвавшиеся баварцы были все переколоты, линия по возможности сомкнута, а минуты чрез две и вся баварская колонна опрокинута".
[img]"[/img]

Вместо эпилога: "бородатые люди дрались с ожесточением".

Сражение под Полоцком закончилось победой русского корпуса: Полоцк был освобожден, французы отошли на левый берег Двины. Следует добавить, что командовавший французами маршал Сен-Сир так спешил, что забыл на правом берегу 2.000 баварцев, которые были взяты в плен.

В целом ополченцы хорошо показали себя в этом сражении. Об этом вполне четко свидетельствуют слова, сказанные русским и французским командующими.

Как писал генерал П. Витгенштейн, петербургские ополченцы

"к восхищению всех дрались с таким отчаянием, что ни в чем не отставали от своих товарищей старых солдат, а наипаче отлично действовали колоннами на штыках".

Маршал Сен-Сир в своих записях об этом сражении заметил, что

"Бородатые люди (среди ополченцев было много крестьян - ИО) дрались с наибольшим ожесточением и выказывали наибольшее мужество".

О Бородино в малоизвестных мемуарах можно прочитать здесь.

Понравилась статья? Подпишитесь, поставьте лайк и сделайте репост в соцсетях. Спасибо!

Источник
Loading...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:
Экономика Происшествия

«    Апрель 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
х