Россия / Чечня / 23 январь 2021

Абхазские фамилии: досье для любознательных. Часть 5-я

О древности происхождения родового имени (фамилии) у абхазов свидетельствует сама терминология абхазского языка. На это указывает и родство в абхазском языке понятий «фамилия» и «народ». «Фамилия» по-абхазски звучит как «ажвла», а «народ» − как «ажвлар» (в буквальном переводе с абхазского языка – «фамилии», «семена»). Выявить сегодня время появления этих двух терминов невозможно. Тем не менее, абсолютно точно известно, что они возникли задолго до VIII века. Доподлинно известно, что начало письменной фиксации абхазских фамильных имён относится к XI веку. Но модель, напоминающая современную абхазскую структуру образования фамильного имени, бытовала ещё несколько тысяч лет назад на территории древней Анатолии. Ш.Д. Инал-ипа обратил внимание на характерное сходство абхазской антропонимической модели с формой образования хаттских племенных названий типа Хутпа и Касипа, обитавших в Малой Азии в IV-III тысячелетиях до нашей эры. (Инал-ипа, 1976, с. 139).

Абхазские фамилии: досье для любознательных. Часть 5-я

Фамильные имена в абхазской антропонимии подразделяются на две основные группы: 1) образованные при помощи фамильно-патронимических формантов (иными словами, формантные фамилии – ФФ); 2) образованные без фамильно-патронимических формантов (иными словами, бесформантные фамилии – БФ). В абхазской антропонимии ФФ (Абухба, Инал-ипа, Хециа, Ануа, Ашхараа и другие) занимают значительное место. Из формантов группы ФФ наиболее распространены патронимический формант «ба» (па), что означает «сын» и фамильный формант «иа».

Модель БФ обычно состоит из одной единственной фамильной основы или образовывается путём сложения двух различных основ (Арлан, Барцыц, Капш, Маан, Смыр, Чкок и др.). Особенностью абхазской антропонимии является использование ряда фамильных имён как с фамильно-патронимическими формантами, так и без них (Блабба – Блаб, Кайтанба – Кайтан, Смырба – Смыр). Наличие или отсутствие формантов в этих фамильных именах может быть объяснено традицией, согласно которой в абхазской речи имена и фамилии наиболее известных личностей в сочетании произносятся без окончания фамилий.

Историю развития абхазской антропонимической системы можно представить в следующей последовательности: появление имени, а затем − усложнение антропонимической системы путём изменения одночленной структуры в структуру, состоящую из двух, трёх и более антропонимических компонентов. Особенностью антропонимической системы абхазов является использование имени отца с патронимическим формантом «ипа» («его сын») в предпозиции полного имени, например, Хыбры-ипа Маан Кац, где Хыбры-ипа – отчество, Маан – фамилия, Кац – мужское имя.

По своему этимологическому значению абхазские фамильные имена подразделяются на несколько различных групп. Среди них наиболее известны: 1) Фамильные имена, образованные от названий растений и животных (или же фамильные имена тотемического происхождения) (Аджба, Амичба, Мушба, Хециа, Цугба и др.). 2. Фамильные имена этнического происхождения (Акарач, Аланиа, Апхазоу, Арнаут, Берзениа, Гемуа, Жанаа, Зухба, Осиа, Садзба, Хатхуа, Шармат и др.). 3. Фамильные имена патронимического происхождения (Дзуг-ипа, Езугба, Инал-ипа, Миканба, Шат-ипа и др.). 4. Фамильные имена матрилинейного происхождения (Инапха, Нанба и др.). 5. Фамильные имена, образованные от рода занятий родоначальника (Ажиба, Ахиба, Цихичба и др.). 6. Фамильные имена, связанные с лексемами, обозначающими «камень, «скалу», «горную местность» (Абухба – «сын скалы», Ашхараа – «горцы», Харабуа от Ахрабуа – «человек сына скалы», Хахубиа от Ахахуба – «сын камня») и т. д. 7. Фамильные имена, по своему этимологическому значению происходящие из адыгских языков (Ванача «Уанаҿа» из адыгских слов «уан» − седло» и «шIын» (ҿын) − делать, изготовить – «изготовитель седла»; Тхайцук «Ҭҳаиҵыҟә» из адыгских слов «Тхьэ» − «Бог», «й» − его, «къо» − сын – «сын Бога» и др.). 8. Фамильные имена, связанные с абхазскими фольклорно-мифологическими персонажами (Абраскил, Нартиа и др.). 9. Фамильные имена, связанные с теонимией абхазов (Ачба из Анчаба – «сын Бога» и др.). 10. Фамильные имена, связанные с местностью происхождения (Авидзба – «сын [из местности] двуречья», Агумаа – выходцы из местности Гума, Бганба – «сын [из] местности волков, Габниа из Агабнаба – «сын [из местности] прибрежного леса» и др.).

Абхазские фамилии по своему внутреннему составу распадаются на две группы: 1) группу фамилий, состоящих из патронимий (патронимичные фамилии) и 2) группу фамилий без разделения на патронимии (это т. н. апатронимичные фамилии). Ко первой группе, в основном, относятся многочисленные фамилии, компактно проживающие в одном крупном или в нескольких небольших селениях, расположенных в нескольких регионах Абхазии. Ко второй группе, в основном, относятся малочисленные, компактные фамилии, основной костяк которых проживает в каком-то одном селении, где они численностью, пусть ненамного, но превалируют над остальными. Эти фамилии в подавляющем большинстве сохраняют «чистоту» своей группы. В их среде почти нет лиц, воспитанных ими со стороны и носящих их фамильное имя. А если и есть в составе этой группы воспитанники, то их численность чрезвычайно мала, и они не играют внутри фамилии какой-либо заметной роли.

Несмотря на официальное отсутствие патронимий в составе фамилий первой группы, в некоторых фамилиях наблюдается определённое самовозвышение лиц одной семьи как сыновей «того-то». Очень часто подобные тенденции подхватываются близкими соседями и даже некоторыми родственниками. Однако всё это остаётся на уровне бытового общения, хотя и подкрепляет амбиции тех или иных семей. На наш взгляд, официальное образование патронимии должно сопровождаться некоторыми крупными событиями в жизни фамилии, способствующими отдалению патронимии от основной фамильной группы. Для этого должно произойти какое-то резкое ослабление или разрыв идеологического и экономического базиса самой фамилии.

[img]"[/img]

Выявление фамильных групп абхазского происхождения в инонациональной среде и фамильных групп неабхазского происхождения в среде абхазов имеет для истории и этнологии Абхазии большое теоретическое и практическое значение. Интерес, проявляемый учёными в этой области вполне закономерен. Относительно точное и полное описание фамильных групп, достигаемое путём анализа и сопоставления фактов и сведений истории, этнологии и лингвистики, указывает на этногенетическую и этнокультурную близость народов Кавказа, выявляет основные источники их исторической общности и способствует гармонизации межнациональных отношений в регионе.

Историки и этнологи в процессе изучения этногенетических связей между различными народами сталкиваются с очень сложными проблемами, имеющими зачастую искусственный характер. Для того, чтобы исследователь добился реального успеха в далеко непростом деле выявления правдивой историко-этнографической информации, он должен знать, что:

1. Лингвистическая принадлежность фамильного имени к тому или иному языку довольно часто не отражает всей правды об истории происхождения его носителей. Например, представители адыгоязычной абхазской фамилии Ванача (УанэщIэ), фамильное имя которых переводится с кабардино-черкесского языка как «подельник седла», по происхождению являются ахчипсхувцами, т.е. абхазами из садзской этнографической группы. А представители абазинского рода ТхьайцIыху (Тхайцух), фамильное имя которых переводится с того же языка как «человек Бога», являются природными абазинами, вышедшими из Абхазии.

2. Совпадение основ двух или более фамильных имён не всегда свидетельствует о наличии генетических связей между их носителями. Ряд карачаево-балкарских фамилий, проявляя звуковое сходство с абхазскими фамилиями, тем не менее, никак не связан с абхазским этническим миром. Например, исследователю на первый взгляд может показаться, что балкарская фамилия Ачабаевых сходна с абхазской фамилией Ачба, а фамилия Деппуевых может происходить от абхазской фамилии Допуа. Можно привести и иные примеры, однако результат подобного сопоставления фамильных основ может оказать исследователю медвежью услугу. Объясняется это тем, что фамилия, например, Ачабаевых получила начало от карачаевца Ачабая Гочияева. А фамилия Гочияевых (не связывать с фамилией Гочуа), в свою очередь, произошла от имеретинского князя Гочи Джапаридзе. Фамилия Деппуевых происходит от имени основателя Деппу, который являлся выходцем из атаула (ветви) Хажгериевых фамилии Узденовых.

Приведём ещё несколько примеров. В частности, сравним ряд абхазских и карачаево-балкарских фамилий, совпадающих по своим корням, но, в ряде случаев, абсолютно не связанных друг с другом: Аргун – Аргуяновы, Абиджба – Биджиевы, Гемуа – Гемуевы, Гериа – Гериевы, Гулиа – Гулиевы, Гогуа – Гогуевы, Кациа – Кациевы; Нанба – Нанаевы; Чочуа – Чочуевы и т. д.

3. Генеалогические предания, сообщаемые исследователям представителями тех или иных фамилий, довольно часто не соответствуют исторической действительности. Так, например, род Ц., принявший, исходя из некоторых соображений, совершенно чуждую фамилию П., сообщают этнологам выдуманную версию происхождения фамилии П. от двух родных братьев Ц. и Б. Причём любое сомнение, высказанное в беседе с представителями данного рода, воспринимается ими как личное оскорбление.

[img]"[/img]

4. Порой та или иная фамилия, в силу различных обстоятельств, присваивает себе чужое фамильное имя, подгоняя свою генеалогию под известную в народе историю его законных носителей. Приведу один пример. В одном из сёл Абхазии традиционно проживала дворянская фамилия N, у которой в качестве пастухов работали лица неабхазского происхождения. В результате всевозможных причин род дворян N пресёкся, после чего вся оставшаяся собственность перешла в руки их пастухов. Новые хозяева, вместе с имуществом, с удовольствием приняли и фамилию своих прежних господ. Однако соседи и население села прекрасно знают о том, что нынешние представители фамилии N не имеют морального права носить данное фамильное имя.

5. Нередко представители тех или иных фамилий, покрывая неведение о собственном происхождении, выводят свою родословную из-за пределов занимаемой территории, что даёт им возможность по своему усмотрению преувеличить и приукрасить версии происхождения их фамилий.

В то время как значительное большинство абхазских фамильных групп устойчиво приписывает себе аборигенность на территории Абхазии с незапамятных времён, часть абхазов выводят свою родословную из-за гор, реже – с того берега моря. Безусловно, миграционное содержание определённой части генеалогических преданий абхазов соответствует исторической действительности. В то же время, значительная часть таких преданий, несомненно, вымышлена, так как, по словам С.Л. Зухба, тенденция выводить свою родословную за пределы занимаемой фамилией территории как-то, почему-то, в какой-то степени считалась престижной. Делалось это из-за стремления идеологически обосновать занятие или удерживание определённого привилегированного положения в обществе, стараний сделать своё происхождение загадочным или покрыть своё неведение о происхождении рода миграционным содержанием, что было проще и правдоподобнее. (Зухба, 1995, с. 152). Указывая на северокавказское происхождение своего рода, абхазы гораздо чаще отмечали их конкретно-адыгское происхождение, реже – от карачаевцев и осетин, ещё реже – от балкарцев, чеченцев, ингушей и народов Дагестана.

Многие абазинские фамильные имена дублируют антропонимию абхазов из Бзыпской Абхазии. Рассмотрим монографию С.Х. Ионовой «Абазинская топонимия» (Черкесск, 1993). Среди абазин встречается фамилия Шкарао, которая вполне сопоставима с абхазской фамилией Ашхаруа. Данный термин, как отмечает автор приведённой нами работы, «состоит из щхъа – «гора», «ра» – словообразовательный суффикс, элемент «уа» восходит к уагIа «народ, люди». Слово в целом означает «люди гор». (Ионова, 1993, с. 5).

С.Х. Ионова указывает, что «среди абхазских антропонимов, участвующих в образовании абазинских топонимов» выделяются следующие фамильные имена: Ажиба, Гунба, Ешба, Куджба, Лацушба, Ачба (Лоу), Ахсалба и др. (Ионова, 1993, с. 15). В целом, в топонимике Карачаево-Черкесской республики фиксируются топонимы, связанные с фамилиями: Абухба, Агрба, Ажиба, Ачба (Лоу), Багба, Гумба, Гунба, Гергиа, Джениа, Джоджуа, Какоба, Куджба, Кушба, Лацушба, Лейба, Малиа, Пациа, Хециа, Хишба, Хутаба, Чам-ипа, Чанба, Чкотуа, Эшба и др. (Ионова, 1993, с.44, 46, 51-52, 71, 77-78, 82, 95-98, 100, 108, 111, 119, 125, 135, 156-158, 161-164, 171, 188, 227, 229-230, 247-248, 250).

Другой абазинский автор, М.С. Тхайцухов, также фиксирует общие абхазо-абазинские фамильные имена, которые, по его словам, представляют интерес «с точки зрения генетического родства абхазов и абазин». (Тхайцухов, 1992, с. 128). Среди фамильных имён абхазов и абазин, входящих в систему кровнородственных объединений «айащара» («братств»), автор упоминает фамилии Агирбовых (Агрба), Баговых (Багба), Биджевых (здесь нужно разобраться: Биджевы это Абиджба или патронимия в составе фамилии Чаговых), Бежановых (Бжаниа), Каповых (Капба), Гоговых (Гогуа), Кишмаховых (Кишмариа), Кечевых (Гечба), Лоовых (Ачба), Тамбиевых (Тамбиа), Куджевых (Куджба), Куржевых (Курыж), Ристовых (Арстаа), Адзиновых (Адзинба), Курачиновых (возможно, Куарчиа). (Тхайцухов, 1992, с. 129-134).

[img]"[/img]

Отмечая факт наличия большого числа совпадений между абазинскими и адыгскими фамилиями, причём не в пользу абазинского языка, М.С. Тхайцухов пишет: «…Было бы неправомерно утверждать, что абазины, которые носят адыгские фамилии, по своему происхождению – адыги; это говорит о тесных контактах между абазинами и адыгами, которые часто приводили абазин к интеграции с адыгами». Далее автор отмечает, что «в XIX веке на Северо-Западном Кавказе было немало случаев, когда беглый крестьянин принимался членом в какое-либо из адыгейских племён, он принимал фамилию того рода, к которому присоединялся». (Тхайцухов, 1992, с. 125). Здесь же учёный ссылается на видного адыгского просветителя того же столетия Хан-Гирея, которому принадлежат следующие слова: «Человека, переходящего к ним (т.е. адыгам – Д.Д.) из другого племени по каким бы то ни было обстоятельствам, какого бы он ни был рода, с семейством или без семейства, должно принимать в сочлены того рода, к которому беглый явится, и водворять его, дав ему для этого необходимое вспомоществование, приводя, причём к присяге, состоящей в том, чтобы быть верным новому своему обществу и исполнять основные того рода, или фамилии, условия». (Тхайцухов, 1992, с. 125).

Достаточно интересна версия происхождения фамилии Шамба от Цамба (Цанба), озвученная М.С. Тхайцуховым. Согласно его полевым материалам, фамилия Цамбовых является кровнородственной по отношению к фамилии Шамба. «До сих пор в памяти Цамбова Батарби, − пишет М.С. Тхайцухов, − сохранилось предание, которое он в детстве слышал от стариков, что Цамбовы являются выходцами из Абхазии. Он же сообщил, что в старину представители рассматриваемых фамилий (Цамба и Шамба – Д.Д.) поддерживали связь между собой, а также помнит, что Цамбовы с Северного Кавказа часто навещали Шамбовых села Абгархук Гудаутского района Абхазии и что Шамбовцы в старину, по рассказам стариков, раньше были Цамбовцами, которые происходили из дворян». (Тхайцухов, 1992, с. 153). По мнению С.Х. Ионовой и А.Х. Татаршао, род Цамба, встречающийся в аулах Тапанта и Псыж, является однокоренным с Цанба. «Первая часть, Ца – должно быть, восходит к абазинскому наименованию молнии ац, элемент -н~м – основа абхазо-абазинского анчва//нчва в значении «бог, божество» + формант -ба «сын». Таким образом, этимологическое значение фамильного имени Цамба (Цанба) определяется ими как «сын бога молнии». (Ионова – Татаршао, 2000, с. 160-161). Однако, за исключением предания о единстве происхождения абхазов Шамбовых и абазин Цамбовых, в абхазской историко-этнологической науке нет иных данных, которые давали бы нам возможность утверждать об однофамильности этих двух родов.

Упоминая данные, полученные М.С. Тхайцуховым от северокавказских представителей рода ХIапIатI (Хапатов – Хабатов), автор пишет: «Абазинская фамилия ХIапIатI (Хапатов), которая встречается в с. Красновосточное, является ответвлением абхазской фамилии Халбад, об этом говорят и сами представители Хапатовцев. В Абхазии нами записано, что до переселения горцев в Турцию Халбадовцы жили в верховьях реки Гумиста (Сухумский район), а в процессе махаджирства часть Халбадовцев переселилась в Турцию; в это время двое братьев из представителей Халбад ушли на Северный Кавказ и осели в нынешнем селе Гвымлокт (Красновосточное), и от них образовалось поколение ХIапIатIргIа, т.е. Хапатовых». (Тхайцухов, 1992, с. 153).

Занимаясь сбором полевых этнологических материалов в Карачаево-Черкесии, мы в селе Красновосточное Малокарачаевского района от самих представителей фамилии Хабатовых неоднократно слышали версию их происхождения от рода Халбад из Абхазии. Материалы эти нами были зафиксированы в 1999, 2000, 2002 и 2006 годах. На родство фамилий Хабатовых и Халбад, казалось бы, указывает и лексическая основа этих двух антропонимов. Однако здесь стоит отметить, что версия происхождения Хабатовых от Халбад не подтверждается частью представителей фамилии Хапат, предки которых в период махаджирства оказались в Турции. На этом основании один из основных представителей фамилии Хапат, прибывших в Абхазию из Турции, отказался от идеи проведения общефамильного схода Хапатовых и Халбад. Факт отказа Хабатовых (Хапат) от общего с носителями фамильного имени Халбад схода подтвердил один из представителей фамилии Халбад. Который также заметил, что в Турции, помимо Хабатовых, являющихся абазинами, проживают и абхазские представители фамилии Халбад, сохранивших без какого-либо изменения своё исконное фамильное имя.

[img]"[/img]

Приведём некоторые факты совпадений абхазских, кабардинских и черкесских фамилий. Абхазов и адыгов объединяют в единое целое не только исторические, языковые и этнокультурные материалы, но и данные антропонимии, особенно в фамильно-родовой и патронимической сфере. Количество встречающихся здесь антропонимических совпадений, безусловно, свидетельствуют о доказанном факте генетического родства между представителями этих двух народов. Вот и конкретные примеры антропонимических параллелей. Абазов – в основе фамилии лежит этноним «абаза», обозначающий абхазов и абазин и обозначавший в своё время и убыхов. Абидов – сравните с садзской фамилией Абыдба (Абидба), представители которой ныне проживают в Аджарии. Абуков – данная фамилия происходит от абхазов из рода Абухба. Аджиев (у абазин и черкесов) – северокавказский аналог фамилии Ажиба. Адзинов – происходит от абхазской фамилии Адзынба. Азов – «азами» адыгское племя шапсугов традиционно именовало абхазов. Аков – данная фамилия весьма напоминает фамильное имя абхазов из рода Акаба. Анчоков – по нашему мнению, данная фамилия происходит от фамилии Ачба (Анчаба или Анчба). Апсов – в основе данной фамилии мы имеем «аҧса» корень самоназвания абхазов «апсуа». Аргун – братья-однофамильцы абхазов из рода Аргун, встречающихся как в западной, так и в восточной частях Абхазии, а также в Турции. Аришев – данная фамилия весьма напоминает фамилию Аршба. Ахиев – сравните с Ахиба. Ахов – это фамильное имя, возможно, восходит к фамилии Ахба или, по крайней мере, находится в родственных связях. Ашев – сравните с Ашба, абхазами северокавказского происхождения. Бабий – адыгская фамилия, совпадающая с фамилией абхазов из рода Бебиа, представители которой встречаются в Бзыпской и Абжуйской Абхазии. Багов – точный адыгский аналог абхазской фамилии Багба. Кстати, Баг – это название племени, входившего в состав абазин «шкарауа». Беев – точная копия немногочисленной абхазской фамилии Беиа, представители которой проживают в Гудаутском районе Абхазии. Гогов – сравните с фамилией Гогуа. Далов – в основе этого фамильного имени мы, скорее всего, имеем обозначение исторической территории традиционного проживания абхазского общества дальцев. Дармыва – данная фамилия однозначно происходит от абхазской фамилии Дармаа (Адарымба). Кстати, о происхождении фамилии абазин Дармыва от абхазов из рода Дармаа (Адарымба) автору этих строк ещё в конце 80-х годов прошлого века сообщала Хаджат Маталиевна Дармыва-Чагова, супруга Хаджмурзы Джнусовича Чагова, проживавшего в селении Гумлокт (Красный Восток) Малокарачаевского района Карачаево-Черкесии. То же самое в беседе с нами, уже в 2000 году, подтверждали и представители фамилии Адарымба, проживавшие в Турции. Думаев – по данным известного кабардинского учёного С. Бейтуганова, кабардинцы Думаевы происходят от абхазов из рода Думаа. Джапуев – аналог фамилии Джапуа (Джопуа). Гегиев – русская форма написания адыгского рода Джыджий совпадает с фамильным именем абхазов из рода Гегиа, внучатым племянником которых является автор этих строк. Дзыба – братья-однофамильцы Дзыбовых – абхазов. Яганов – кабардинская фамилия абхазского происхождения. Ягановы считают себя выходцами из абхазской дворянской фамилии Маан. Ионов (Иуанраа) – абазины, кабардинцы и черкесы, фамилия которых совпадает с фамилией абхазов Иуанба. Кодзев (Коцев) – фамилия, находящаяся в кровном родстве с фамилией абхазов Куадзба. Кушпов – черкесская фамилия абхазского происхождения. Автор этих строк располагает данными, подтверждающими факт происхождения Кушповых от абхазской фамилии Акушба. В настоящее время представители фамилии Акушба сохранились лишь на территории Сирии. Один из них, Махмуд Акушба (официально – Абаза) ныне вместе со своим младшим братом живет в Абхазии. На Северном Кавказе встречается также фамилия Кушбоковых. Кардов – сравните с фамилией Кардаа. Казанов – сравните с фамилией Казанба. Коков – по всем данным указанная фамилия происходит от абхазской фамилии Куакуаба (Какоба). Лафишев – Лафишевы являются братьями-однофамильцами абхазов из рода Лацушба. Лиев – сравните с фамилией Лейба (Леиаа). Матуев – данная фамилия проявляет ближайшее сходство с фамилией Матуа. Маршеновы – фамилия Маршеновых (Мэршэн) однозначно происходит от абхазских князей из рода Маршан. Махаров – данное фамильное имя весьма напоминает абхазскую фамилию Махариа. Муков – братья-однофамильцы абхазов Мукба. Мишев (Мыщэ) – фамилия, совпадающая по своей основе с фамилией абхазов из рода Мышвба (Мушба). Кстати, по имеющимся у нас данным, адыгейская фамилия Гадагатль, переводящаяся как «умертвивший мертвеца», происходит от фамилии абхазов из рода Мышвба (Мушба). Совпадают корневые основы следующих абазинских, адыгейских, кабардинских черкесских и абхазских фамильных имён: Нашев – Аншба, Смыр – Смыр, Тамбиев – Тамбиа, Озов – Возба, Уначев – Ванача, Хаджим – Хаджимба, Цеев – Цейба, Цимпов – Ацымба, Цицов – Ацыцба, Чагов – Чагуаа, Шаов – Шоууа, Шереметов – Шармат и другие.

Генеалогические взаимосвязи абхазо-адыгских народов проявляются и по составу фамильных групп, встречающихся как в абхазской, так и в абазинской и адыгской (адыгейской, кабардинской и черкесской) этнической среде. В словарь общих абхазо-кабардино-черкесских фамилий входят: Абатаа (Бат), Абиджба (Бижев), Абыдба (Абидов), Абырзыкь (Берзегов), Абыхуба (Абуков), Авидзба (Авыдзбэ), Агрба (Агиров), Адагуа-ипа (Даго), Адзынба (Адзинов), Адымба (Дымов), Ажиба (Аджиев), Ажвдыхуа (Ажадугов), Акушба (Кушпов), Амчба (Амчоков), Анба (Аганов), Аншба (Нашев), Апса (Апсов), Аргун (Аргунов), Ардба (Ардавов), Арстаа (Эристов), Арчелиа (Арчелов), Асанба (Санов), Атумаа (Тумов), Ахан-ипа (Ханов), Ахба (Ахаев), Ахиба (Ахиев), Ацымба (Цимпов), Ачынба (Ашинов), Ашба (Ашев), Ашуба (Ашуев), Багба (Багов), Бадиа (Бадиев), Базба (Абазов), Бгажба (Бгажноков), Бебиа (Бабий), Беиа (Беев), Бугба (Бугов), Быд-ипа (Бидов), Ванача (Уначев), Возба (Озов), Гергиа (Гергов), Гогуа (Гогов), Гуадзба (Годзов), Гуазаа (Гуазов), Гумба (Гумов), Гунба (Гонов), Дад-ипа (Дадов), Далба (Далов), Дармаа (Дармыва), Джапуа (Джапуев, Жапуев), Дзуг-ипа (Дзугов), Дзыба (Дзыбов), Дзыуа (Дзуев), Думаа (Думаев), Езугба (Езугов), Еник (Емыков), Жанаа (Жанов), Заурым (Зрумов), Зухба (Зухов), Инал-ипа (Иналов), Инарба (Инароков), Иуанба (Ионов), Казанба (Казанов), Карба (Каров), Карда (Кардов), Килба (Килов), Клыч (Клишев), Куадаш (Кудашев), Куадзба (Кодзев), Куакуаба (Коков), Куартаа (Куартов), Кудба (Кудаев), Куджба (Кужев), Курыжв (Курижев), Кык-ипа (Киков), Кып-ипа (Кипов), Кямач (Кемешев), Кячба (Кешев), Лацушба (Лафишев), Лейба (Лиев), Лоу (Лоев), Лушба (Лушев), Мазлоу (Мазлоев), Маршан (Маршенов), Матуа (Матуев), Махариа (Махаров), Мукба (Муков), Мыд - Мыдраа (Мидов), Нанба (Нанов), Пилиа (Пилов), Саманба (Сабанов), Тамбиа (Тамбиев), Трамба (Трамов), Хаджимба (Хажимов), Хатхуа (Хатков), Хашба (Хашев), Хутаба (Хутов), Цейба (Цеев), Цыцба (Цицов), Чагуаа (Чагов), Чегем (Чегемов), Шамба (Шамов), Шанаа (Шанов), Шариа (Шериев), Шармат (Шерметов), Шат-ипа (Шетов), Шуген (Шогенов) и др.

ЛИТЕРАТУРА:

Зухба, 1995– Зухба С.Л. Типология абхазской несказочной прозы. Майкоп, 1995.

Инал-ипа, 1976– Инал-ипа Ш.Д. Вопросы этнокультурной истории абхазов. Сухуми, 1976.

Ионова, 1993– Ионова С.Х. Абазинская топонимия. Черкесск, 1993.

Ионова – Татаршао, 2000 – Ионова С.Х., Татаршао А.Х. Из истории изучения абазинской ономастики // Современные проблемы кавказского языкознания и фольклористики. Сухум, 2000.

Тхайцухов, 1992– Тхайцухов М.С. Очерки истории абазин конца ХVIII—ХIХ вв. (Этнокультурные связи с народами Северо-Западного Кавказа). – Сухум, Алашара, 1992.

(Продолжение следует).

Источник
Loading...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:
Экономика Происшествия

«    Июнь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 
х