Жизнь / История / 27 декабрь 2019

Посев, жатва и сенокос у кавказских горцев

Ф.В. Юхотников

Следить за обычаями народа в его диком состоянии не только интересно, но и поучительно, ибо это состояние может дать историку материалы для суждений о первоначальной жизни народа образованного. В первоначальной жизни каждого народа много общего, что впоследствии едва уловимо, потому что от этого времени мало или совсем не остается никаких памятников. С этою целью и другою, столь же важною и высказанною нами прежде, мы решились, по возможности, сообщать материалы о настоящей жизни диких обитателей гор Кавказских. В предлагаемом очерке изображено состояние земледелия у горцев и обычаи, соединенные с этим занятием. Изображение такого занятия, каково земледелие, уже важно и в том отношении, что от успеха или неуспеха жатвы в горах, мы имеем большие или меньшие столкновения с Черкесами и другими немирными горскими племенами. У народов, перешедших из состояния звероловов на степень народа земледельческого, посев, сенокос и жатва необходимо сопровождаются различными обрядами, ибо жизнь этого народа еще немногосложна и все существование его зависит от большей или меньшей удачи в земледелии. Охота у Горцев не составляет главного промысла, а рыболовство почти в совершенном пренебрежении. Некоторые из горских племен и преимущественно Абздехи (в последнее время все действия правого крыла Кавказской линии сосредоточены по преимуществу против этого племени, обитающего за рекою Белой), причисляют рыбу к разряду пресмыкающихся, к разряду змей и червей, и потому не употребляют в пищу. Скотоводство у многих племен находится на значительной степени развития, и числом голов рогатого скота, числом овец и лошадей измеряется и самое богатство (другим мерилом богатства считается оружие, т.е. его достоинство и оправа; но никогда не деньги, ибо Черкесы не имеют их, хотя и любят до крайности и за деньги, преимущественно серебро, готовы на все). К улучшению породы лошадей принимают меры только немногие и то по влиянию на них Русских.

Скачки, учрежденные в Кавказских городах, привлекают их внимание; но они смотрят на них скорее, как на потеху, чем на средство улучшения конской породы.

Надобно видеть, чтобы вполне понять и оценить их сочувствие к скачкам. Они стоят, если неспокойно, то по крайней мере все таки стоят на одном месте до последнего круга, которым решается судьба скачки. Остаются спокойны, если на этом последнем нет почти равных соперников, но если есть, тогда для Азиатца нет препятствий: ни естественная преграда, веревка, отделяющая зрителей от состязающихся, ни толстая нагайка лихого линейца, ни длинная палка Русского полисмена-будочника, ничто не удержит его. Через веревку, сопровождаемый перекрестными ударами палок и нагаек, с гиком влетел он в круг и, согнувшись, с гиком полетел за первым конем, хотя головою выдавшимся пред своими соперниками, будет ли то конь его соплеменника или непримиримого врага Армянина или Русского, - для него все равно. Он доволен, если помог взять приз кому бы то ни было, а гик для кавказской лошади вразумительнее нагайки.

И у горцев ни одно торжество не обходится без скачки, а также ни одна скачка не обходится без приза, без награды; но здесь на первом плане удаль, молодечество и только.

Остальные отрасли промышленности у горцев совершенно в младенческом состоянии.

Земледельческие работы выпали на долю двух низших сословий вольноотпущенных (азат) и рабов (пшитль) (Черкесы делятся на пять сословий: 1) султанов или ханов, которые почитают себя потомками ханов Крымских, Гиреев и потому с гордостью удерживают это последнее имя; 2) князей; 3) узденей-дворян; 4) вольноотпущенных (азат), бывших когда-то рабами высших трех сословий, но за известные услуги освобожденных от рабства и 5) рабов-пшитль, несущих на себе всю тяжесть работ. Жизнь и смерть их в руках господ. Впрочем, азаты занимаются полевыми работами более по привычке, чем по необходимости. Некоторые из них успели разбогатеть, в смысле Черкесском, и имеют у себя рабов). У Осетин и высшее сословие не считает для себя постыдным заниматься полевыми работами (осетины разделяются на три класса: 1) алдары-князья; 2) фарсак-лаг – дворяне и 3) кавдасарды – от кавдас-конюшня, сарай, арен – рождать, т.е. рожденные в конюшне, в сарае – рабы).

Работы начинаются самою раннею весною, и Черкесы отправляются в поле со всем своим хозяйством: стоят там шалаши и начинают пахать поля. Пашут обыкновенно волами, запряженными цугом по два в ряд; волов бывает от четырех и до осми. Конь, неразлучный спутник Черкеса, никогда не нисходит, как и сам благородный Черкес, до такого низкого занятия, как земледелие. Благородный Черкес скорее готов стеречь от врага пашущего раба, чем приняться за работу. Так бывает и на самом деле.

Едва только работа начинает приходить к концу, работники тотчас выбирают из среды своей до десяти джигитов, под предводительством одного известного своею храбростью, и отправляют в свой аул с приказанием, чтобы они похитили какую-нибудь вещь у дочери князя или славного узденя. Счастье, если посланные выполняют поручение удачно. Во всяком случае, здесь не обходится без драки и этим, кажется, только и можно объяснить смысл подобного послания. Запашка и посев – праздник, а как Черкесу на празднике обойтись без драки, как обойтись без того, чтобы не выказать своей удали, своего молодечества! И вот поручение выполнено удачно: вещь украдена и оставшиеся в полях в восторге от посланных. Теперь все приходит в движение и готовится к торжественному въезду в аул. Поезд отправляется прямо к тому князю или узденю, которому недавно джигиты сделали честь, укравши что-нибудь у его дочери. Только явились к нему, он с восторгом принимает их и раздает подарки всем, участвовавшим в похищении, а храбрейшего из них, предводителя удалой ватаги, назначает аталыком своей дочери. Это величайшая почесть. С этих пор новый аталык пользуется особенным вниманием, особенным покровительством хозяина. В свою очередь удостоившийся такой чести, князь или уздень, одними подарками не отделывается. С этого времени он должен готовиться к пиру, на который и созывает весь аул. У Горцев нет определенной меры для разделения полей, предназначаемых для запашки и посева. Между некоторыми племенам существует такого рода условие, что каждый столько может на свою долю засеять земли, сколько в день может пройти одним плугом. Также, как и у Русских, место, запаханное одним, отделяется от места, запаханного другим владельцем, широкой бороздой.

Поля по преимуществу засеваются просом, ибо просо одно из употребительнейших хлебных растений в горах: из проса приготавляется и паста, заменяющая хлеб, из него же добывается и сок, - жаренное пшено, с которым Черкес отправляется в дальний путь, привязав мешок, наполненный им, к седлу своего коня. Кроме проса в большом употреблении пшеница. Чеченцы особенно засевают свои поля маисом, который и составляет главную их пищу, а равно им же, за недостатком сена, кормят и лошадей. У Осетин не маловажную роль играет ячмень, из которого приготавляется прекрасное пиво.

С нетерпением ждут Горцы богатого урожая. Видимо колосится несчетными зернами высокая пшеница, желтея шумит широкими листьями, почти налившаяся кукуруза, волнами клонится под тяжестью зерен частый ячмень. Одним словом, все обещает обильную и скорую жатву: еще несколько дней и дружно закипит веселая работа и за нею начнутся веселые пиры; но вдруг появляется саранча и картина переменяется. С шумом летит она густыми облаками, закрывая собою солнце, и едва только успела спуститься на хлебные поля, пестрыми волнами пошла по ним, и в миг нет следа прежней зелени – все сжато до корня. Исправно сторожат ее появление и, завидев еще издали, спешат к ней на встречу, кто с чем только успел. Берут звонкие металлические вещи: тазы, котлы, заслонки, сковороды и с гиканьем, стуком, ружейными выстрелами бросаются в поле. Нередко успевают отогнать и она пролетает мимо, ища себе добычи в другом месте. Часто прогоняют одну партию, вслед за нею является другая, с которою едва успевают сладить, а иногда и нет, а если саранча летит близко к вечеру, тогда нет никакого спасения: ни крик, ни стук, ни выстрелы не прогонят ее. На утро не останется и следа хлеба. У нас принимают против нее другие меры, - это истребление саранчи при помощи катков; но у Горцев нельзя убивать ее; ибо из одной убитой, по их верованию, родится тысяча. Осетины даже и не стреляют во время ее пролет, полагая, что стрельбу она почтет покушением на жизнь и легко может воротиться, и тогда уже не жди пощады. Вообще Горцы, все без исключения, появление саранчи почитают наказанием Божьим за грехи. На пестрых ее крыльях, по верованию Горцев, будто бы начертаны на Арабском языке слова, которые вот как прочел один праведный эфенди (только праведные могут читать эти слова): «Нас послал Аллах и разделил на семь партий, сказавши, что хлеба достанет и нам, и людям». На этом основании, вероятно, и считается святотатством истреблять саранчу. Она иногда бывает так сильна, что на сотнях верст, среди нескольких племен, истребляет в конец весь хлеб. Такие года на долго остаются в памяти народа.

Так и теперь еще свежо предание о голоде в горах, бывшем тому лет 25 назад. Саранча была главною виновницею этого голода, от которого погибло множество народа. Этот год сохранился в памяти народной под именем голодного лета (геблегешхо (гебле – голод, ге – лето, шхо – окончание увеличительное, в роде наших ище, ина)), кроме вышеприведенных средств для прогнания саранчи употребляют и другие. Если она села на жатву и сильно одолевает, то женщины берут на себя труд умилостивить ее. Эта мера решительная и последняя: они берут саранчу и подносят к груди. В это время они думают, что она от прикосновения к груди, получив права молочного дитяти, не в состоянии более вредить своим новым родственникам. Иногда и в таких же крайних случаях Черкесы прибегают к муллам с просьбою избавить их от саранчи, и те, выписав из Корана несколько стихов, дают им, чтобы они клали в поле на жатву.

Черкесы говорят, что саранча особенно усилилась с 1850 года, а до тех пор показывалась весьма редко. Особенно остался памятным 1853 год, в который, не смотря на все меры, принимаемые против нее, она садилась на хлеб; но к счастью истребила только маис, за то и истребила, что называется, до самого корня. Пшеница осталась нетронутою. В этом году она летела около 8-ми дней и чрезвычайно густыми массами, так без преувеличения можно сказать закрывала солнце.

Кроме саранчи причиною гибели хлеба бывают нередкие пожары. Пожары случаются от того, что на Кавказе осенью или даже в конце лета, когда еще не убрав хлеб, в соседних с жатвою полях, назначаемых для сенокоса на будущий год, обыкновенно выжигают бурьян и другие негодные травы. Пожар быстро обнимает обширные поля и нередко по целым вечерам вы видите огромное зарево то с той, то с другой стороны. Незнающему подобного обыкновения, такой намеренный пожар на первой раз покажется пожаром станицы или аула, тем более приехавшему из Русских губерний, где подобные пожары особенно при сушке хлеба, совсем нередки. Об этом я говорю для того, чтобы указать на один случай из Черкесской жизни по поводу подобного пожара. Выжигая на своем поле бурьян, Черкес сжег хлеб своих соседей. Началось, по их обычаю, следствие. Преступник был найден, представлен, разумеется, на суд тех, у кого он сгубил хлеб, и когда был обвинен, что он был причиною гибели их хлеба, тогда с уверенностью отвечал: «Нет, не я! Я хотел выжигать бурьян; у меня не было огня, а мне дал его сосед мой; если бы он не дал, то и не сгорел бы ваш хлеб». Убеждение подействовало и давший огонь был признан главным виновником пожара.

Едва только приближается время жатвы, горцы снова оставляют аулы и занимаются всем нужным для хозяйства в поле, куда и переселяются на несколько дней. Жизнь в поле, во время жатвы, роскошнее жизни в ауле, ибо время жатвы, время праздника, разгула. Здесь, как на свадьбу, на похороны, на тризну готовится буза, жарятся быки и бараны. Этими припасами угощают всякого, кому бы ни случилось по нужде или без нужды проезжать мимо работающих. Со стороны гостя также требуется маленькое пожертвование: на поле, среди жатвы, ставят деревянный столб, в который гость обязывается выстрелить несколько раз. Этот столб, по окончании жатвы, на первой арбе везут в аул и чем больше в нем пуль, тем более чести его хозяину и тем он довольнее.

Хлеб жнут, как и у нас, женщины; но пахать и косить для женщин считается постыдным. У Осетин та женщина считается почетною, которая может сказать про себя безукоризненно: «я не ходила за плугом и не косила травы». Сжатый хлеб вяжут в снопы, складывают в копны, семь снопов в копне, и свозят в скирды, двадцать копен в скирде. Интереснее молотьба. Для молотьбы обыкновенно очищают место, имеющее форму круга. Среди этого круга вбивают длинный кол, к которому привязывают веревку и на этой веревке прикрепляют в ряд несколько быков. Расчищенный круг устилают снопами и быки, погоняемые человеком, ходят вокруг столба и выбивают зерно ногами. Солома постепенно выбрасывается и заменяется новыми снопами. Погонщик, кроме обязанности следить за равномерными правильным движением волов, обязан следить и за тем, чтобы они во время молотьбы вели себя исправно в отношении чистоты.

Горцы редко запасаются хлебом на два или три года, и никогда более, и то по необходимости, при огромном урожае, когда не куда деться с хлебом. В этом случае они оправдывают себя довольно характеристическою пословицею: «живая голова не останется без шапки (шхар псеу уо пао шуч - арен)». Излишний хлеб складывают в амбары. Так Абадзехи строят их на значительном расстоянии от своих саклей и ставят их на деревянных столбах, а чтобы обезопасить хлеб от мышей, отступя несколько от земли, делают на столбе глухое колесо, которое облепляют колючими растениями, как-то перекати-поле и другие. Мышь, добравшись до этого колеса или кружка, не может идти далее и таким образом хлеб спасен. Излишком хлеба Черкес всегда готов поделиться со своим соплеменником, но никогда не продает его. Осетины впрочем в настоящее время по преимуществу нашли выгодным заниматься земледелием и избыток хлеба меняют на необходимые им в быту вещи: шерсть, оружие и проч. Благодетельное влияние Русских, кроме земледельческих орудий, которые предпочитаются Горцами орудиям своего изделия, распространилось и на устройство мельниц. Но в этом отношении сделано только слабое начало: мельницы Гомерических времен еще в большем употреблении. Черкесы более всего употребляют в пищу немолотый хлеб, а если случится необходимость смолоть его, то берут два круглых камня, которые кладут один на другой. На довольно близком расстоянии от края верхнего камня делают отверстие, куда вставляют длинную палку, к другому концу ее привязывают веревку, которую прикрепляют к доскам или бревнам, заменяющим потолок в саклях. При помощи этой рукоятки верхний камень легко поворачивается на нижнем одною рукою. В средине того же верхнего камня делают широкое отверстие, куда всыпают пшеницу, кукурузу, просо и проч. Употребительные хлебные меры в разных племенах различны. У Черкес боченок (темирли) почти равняется нашему четверику, у Осетин мэрта, и только три мэрты составляют наш четверик и т.д.

Сенокос, как посев и жатва, составляет своего рода праздник и потому сопровождается такими же пиршествами и увеселениями. Множество рогатого скота, овец и лошадей заставляет Горца обращать преимущественное внимание на то, чтобы как можно более собрать сена. С этою целью он и выжигает поля, очищая их от негодных трав. Поля для сенокоса делятся с общего согласия при владетеле аула, но нет определенной меры для этого разделения. Поля князей и узденей убираются целым аулом. Сюда приглашаются все, и по окончании работы, кроме стрельбы и скачки, хозяин убранного поля обязан сделать пир. От большего или меньшего запаса сена часто зависит благосостояние Горца. Есть сено, есть и скот у него. Напал враг, на первом же шагу сжег его стога, пал у Черкеса скот и сделался он нищим, а потом и абреком пошел в свою очередь жечь стога своих врагов.

****

Источник: Московские ведомости. № 138. 16 ноября 1857 г. С. 613-614.

Loading...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:
Экономика Происшествия

«    Январь 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
х