Жизнь / История / 15 январь 2020

Таджикский святой, прославленный в Армении.

Таджикский святой, прославленный в Армении.

Таджикский святой, прославленный в Армении.

Да, я не оговорился. Именно таджик. Казалось бы, где Таджикистан и где Армения? Сейчас объясню, почему я его так назвал.

Итак, герой нашего сегодняшнего повествования Давид Двинский, по армянски Давид Двинеци.

Краткий рассказ о его жизненном пути содержится в нескольких исторических источниках – самое главное из которых «Житие Давида Двинеци», предположительно относящееся ко времени ранее X века (существует также его перевод на грузинский), а также труды таких армянских авторов как «История Армении» Ованеса Драсханакерци, «Всеобщая история» Степаноса Таронеци и некоторых других.

В «Житии» о происхождении Давида, до принятия христианства носившего имя Сурхан, говорится

происходил из народа тачиков, из прославленного, знатного и древнего рода.

У Ованеса Драсханакерци читаем

по происхождению перс, из царского рода

Так перс или тачик?

Напомню об этимологии слова тачик. Изначально персы так именовали арабских кочевников, живших поблизости от границ империи Сасанидов tāzīg / tāčīk от названия ближайшего к Ирану древнего арабского племени Ṭayyi. Встречается также этимология слова «дикие псы» - такое прозвище арабы получили за свою воинственность.

Позднее это название было перенесено на всех мусульман во времена экспансии Арабо – мусульманского халифата. В частности, в исламском завоевании и колонизаци Средней Азии в большинстве своём участвовали обращённые в ислам персы из Хорасана, затем создавшие государство Саманидов, удачно сочетавшее мусульманскую религию (без тупого фанатизма) и бережное отношение к доисламской иранской культуре, благодаря чему Саманидская держава одно время была одним из самых передовых и просвещённых государств мира, пока не погрязла во внутренних усобицах и не пала под ударами тюркских варваров.

Впоследствии наименование таджики закрепилось за персоязычными жителями Средней Азии, потомками тех самых персидских переселенцев, сумевшими сохранить свой язык и культуры в окружении тюрков. Интересно, что название нынешнего государства Таджикистан по таджикски звучит как Тоҷикистон, а самоназвание народа Тоҷикон, в которых ясно слышится слово тачик.

Но вернёмся к герою нашего повествования. Его имя до принятия христианства, как было сказано выше, Сурхан / Сурхон иранского происхождения, формой данного имени является популярное в Армении имя Сурен. До сих пор в таджикском языке есть слово Сурх «красный» [1].

Как рассказывает «Житие» и вторящий ему Ованес Драсханакерци, Сурхан прибыл в Армению вместе с арабскими войсками. Изначально после арабского завоевания Армении ею управляли армянские же князья, признававшие вассальную зависимость от халифата. В описываемые времена армянскими наместниками (армянские источники именуют их ишханами) были Амазасп (641–658) и Григор Мамиконян (661–685).

Сурхан явился в резиденцию к Григору Мамиконяну, находившуюся в Аруч, ныне село в Арагацотнской области Армении и изъявил желание принять христианство и креститься. Что очень обрадовало армянских князей и церковников, его крестил с именем Давид сам католикос ААЦ Анастас Акореци, а крестным отцом стал сам Григор Мамиконян. После чего ему дали феодальную вотчину (гюх) Дзаг в гаваре (уезде) Котайк в Айраратской области (бывшем ашхаре Великой Армении).

«Житие» утверждает, что на такой шаг как принятие христианства перса-тачика сподвигло благолепие армянских церквей и благочестие армян:

Он побывал в деревнях и селах, видел христианские порядки и благопристойную жизнь, богопочитания. По милости свыше и внушению Духа св. им овладела прекрасная мысль, и он постоянно, и днем и ночью, в сердце своем думал об истинной вере Христовой.

Однако возможно и раньше Сурхан был знаком с христианством. Он был уроженцем Хорасана, исторической области на северо-западе бывшей империи Сасанидов, которая с давних времён – как минимум с IV века была церковной провинцией Ассирийской Церкви Востока и где довольно долго жило очень большое количество христиан, как собственно сирийцев (ассирийцев), так и принявших христианство персов. Может быть матерью Сурхана была христианка и он с молоком матери впитал почтение к христианской вере. Впрочем, это чисто мои рассуждения, сейчас уж (на этом свете) в душу к нему не заглянешь.

Но продолжим повестование. Наш герой в Армении женился, у него родились дети, и тихо-мирно он дожил до начала VIII века, когда относительно спокойные времена для армян закончились.

В Армению вторглась арабская армия под предводительством самого повелителя правоверных Марвана ибн Мухаммада ибн Марвана, за свою жестокость прозванного «Глухим» (к слезам и стонам убиваемых). Виной тому были постоянные политические метания армянских князей, которые то клялись в верности арабским халифам, то завязывали отношения с врагами арабов - византийскими императорами, одаривавшими армянских правителей звучными придворными титулами типа куропалат или патрикий.

В конце концов халифам такое положение дел надоело и в армянские земли, во время очередной арабо-византийской войны, пришли мусульманские каратели «Глухого халифа», опустошившие Армению огнём и мечём вдоль и поперёк. Последний армянский правитель Смбат Багратуни (правил в 691-700 годах) и католикос Саак были взяты в плен и отправлены в Дамаск. А армянскими землями стал править арабский наместник Абдалла.

Помимо прочего, Абдалла решил разобраться и с «вероотступником» Давидом – Сурханом, совершившим тягчайшее преступление по законам шариата – «природный» мусульманин отрёкся от ислама («милли муртад»).

Абдалла повелел конвоировать святого в город Двин, резиденцию арабского правителя (по армянски востакана), в темницу и подвергнуть всевозможным пыткам и издевательствам, дабы заставить вернуться в лоно «религии мира и добра» (как любят говорить муслимы):

приказал связать его, на три дня заключить в темницу и истязать различными пытками – избивать, волочить, выдрать волосы и бороду.

Через три дня Абдалла вызвал Давида к себе во дворец, дабы лично допросить и убедить выполнить требования. Но Давид оставался непреклонным и на арабском же языке дерзил басурманину и глумился над религией лжепророка. Наместник, чьи религиозные чуйства были задеты до глубины печёнок, хотел его тут же убить мечом, но его остановила его же наложница. Типа, не убивай его тут, а то всё кровью запачкаешь, выведи на улицу и там убей.

Интересно, что в «Житии» в описании допроса во дворце наместника содержится упоминание о внешности св. Давида, такое яркое, как будто автор лично видел св. Давида и был свидетелем его подвига:

достойно своему статному виду, преклонному возрасту, внешнему благолепию, прекрасным, ласкающим взор седым волосам, достодолжному воспитанию и преисполненности благочиния.

По приказу Абдаллы св. Давида приговорили к распятию на кресте. Перед казнь ему ещё раз было предложено вернуться в ислам с обещанием всевозможных почестей и милостей, но Давид с презрением отверг посулы и добровольно лёг на крест, радуясь, что ему доведётся умереть такой же смертью как и Спасителю. К слову, крест установили так, чтобы лицо казнимого было обращено на юг – в сторону Мекки. На кресте св. Давид повторял слова благоразумного разбойника из Евангелия

Помяни меня, Господи, когда придешь в Царствие Твое.

Разъярённый наместник самолично подбежал ко кресту с обнажённым мечом и прокричал, мол, в последний раз тебе предлагаю – отрекись, а затем, в очередной и последний раз словесно посланный далеко и надолго вместе со своим лжепророком, ударил святого мечом в бок.

В момент смерти Давид, как гласит предание, крест, обращённый в сторону Мекки, чудесным образом развернулся так, что лицо мученика обратилось на восток.

Произошло это согласно «Житию» 23 числа месяца арег (соответствует марту) армянского календаря. Но по данным грузинского исследователя И. Абуладзе, опиравшегося на грузинский перевод «Жития» событие датируется 22 января 703 года.

Тело святого мученика было с почестями погребено рядом с гробницей св. Иезидбузида, мученика-перса, пострадавшего за веру ещё во времена зороастрийского владычества Сасанидов. Церемонию совершил Саргсак епископ Аматунийский в присутствии армянского военачальника (спарапета) Мушега Мамиконяна и его брата Артавазда, множества священников и мирян.

Меч, которым был пронзён св. Давид Мушег Мамиконян выкупил за большие деньги, ремесленники по его заказу придали ему форму креста и сей меч стал семейной реликвией в роду Мамиконянов.

Примечания:

1. сравн. Сурхандарья «красная река» название реки на границе Узбекистана и Таджикистана, притока Амударьи.

Ещё статьи по теме:

Армянский царь-эколог, основание Двина и ассирийцы в Армении.

Астроном Улугбек и его религиозная политика.

Ваче Мамиконян - спаситель христианской Армении.

Деваштич, царь Согда, правитель Самарканда.

Имя Сурен у армян и ассирийцев.

Иранский христианский мученик Хуссейн Судманд.

Святой Аствацатур и "несториане" в армянском Двине.

Святые армянские князья ассирийского происхождения.

Фарс - церковная провинция Ассирийской Церкви Востока.

Христианские мотивы в творчестве Алишера Навои.

Христианство в Узбекистане.

Источник
Loading...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Январь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
х