Жизнь / История / 23 март 2020

Как историки трактуют действия генерала А.П. Ермолова на Северном Кавказе.

Как историки трактуют действия генерала А.П. Ермолова на Северном Кавказе.

Более полутора веков нет в живых генерала А.П. Ермолова - героя Отечественной войны 1812, "покорителя" Кавказа и врага для многих представителей северокавказских народов. До сих пор не существует, и вряд ли сформируется в обозримом будущем, в исторической науке единая точка зрения относительно его деятельности на Кавказе. С одной стороны его уважают, считают выдающимся военным и политическим деятелем, который принёс много пользы России, с другой стороны его ненавидят. Во взглядах множества людей он стал той личностью в истории, которая символизирует российско-горское противостояние первой половины XIX в. и современное противоречие между русским и горским населением Северного Кавказа, России и горских народов в целом.

Общественное мнение о исторических событиях и исторических личностях во многом формируется историками, чьи работы читают массы и формируют своё отношение к тому или иному событию с учётом своей ментальности, окружения, сформированного мировоззрения и приверженности к тем или иным взглядам на историю в целом.

Исторические работы по истории Кавказа (касавшиеся и еятельности А.П. Ермолова) в дореволюционной России в основном были описательного характера. В советское время в силу идеологии деятельность А.П. Ермолова на Кавказе сильно политизировалась, возобладала его негативная оценка как притеснителя народа со стороны царского режима и угнетателя горского населения Кавказа. Во второй половине XX в. советская историческая наука стала в ряде случаев пересматривать и менять подходы к трактовке тех или иных исторических событий. Это создало почву к масштабному пересмотру взглядов советской исторической науки в период гласности и формированию новых постсоветских исторических течений.

Часть историков переписала историю исходя из политической и экономической конъюнктуры, большое значение приобрели выделяемые на это гранты иностранных фондов и прямое сотрудничество с иностранными научными центрами, расширение доступа к документам. Для кавказского региона стал актуален всплеск переписывания национальных историй как национальными историками, так и "русскими" историками. Зачастую их взгляды оказываются противоположными друг другу.

В это же время стало активно развиваться положения об интегральном характере включения Кавказа в состав России, о положении Кавказа как российской периферии, а не колонии, о взаимодействии горцев и русских, о их различии стадиального развития, о набеговой традиции горцев как одной из основ их экономического уклада, о различии ментальности, о геополитической борьбе мировых и региональных держав за обладание регионом, о мирном включении основной части горцев в российское общество. С другой стороны активно развивались положения о геноциде горского населения со стороны России, о непримиримости русского и горского населения и российской агрессии во время Кавказской войны.

[img]"[/img]

Рядом историков личности А.П. Ермолова, как многозначащей фигуре для кавказкой истории, даётся негативная оценка. Это основывается на трактовке его военной политики, которая, по мнению ряда историков, была геноцидом горцев, и на возлагании на него развязывания Кавказкой войны. Остальные аспекты его политической деятельности рассматриваются слабо, либо совсем не затрагиваются.

Кратко рассмотрим основные противоположные друг другу положения современных историков о кавказской деятельности А.П. Ермолова.

Примером историков, которые отрицательно относятся к личности генерала, является А.В. Шишов, который в своей работе "Полководцы кавказских войн (Россия забытая и неизвестная). – М.: Цетрполиграф, 2001. – 559 с." утверждает, что, в отличие от своих предшественников, А.П. Ермолов не осуществлял дипломатическую и административную деятельностью, а полностью переключился на военную деятельность.

Я.А. Гордин заявлял, что цель его книги "Кавказ: земля и кровь. Россия в Кавказской войне XIX в. – СПб.: Звезда, 2000. – 464 с." - объяснение драматичности положения России и горцев, выявление «роковых просчётов имперского правительства», за которые расплачивались жизнью и кровью военнослужащие Кавказского корпуса, показ трагедии горских народов. Читатель заранее настраивается автором на восприятие предвзятой точки зрения. Сбор материалов оплачен Фондом Макартуров, что указывает на иностранную заинтересованность в работе.

В статье Ш.А. Гапурова и Л.Ш. Саралиевой "Россия и Северный Кавказ в конце XVIII – первой четверти XIX вв. (некоторые аспекты политических взаимоотношений) // Вестник Академии наук Чеченской Республики. – Грозный: Издательство Академии Наук Чеченской Республики. – 2012. – №2(17). – С. 150–162." указывается, что трагическое развитие событий в регионе не было воинственной прихотью России, а являлось логической частью строительства империи. Само же начало Кавказской войны не было предопределено и Северный Кавказ мог мирно войти в состав России. Виновником войны назван А.П. Ермолов.

Отрицательная оценка действий А.П. Ермолова даётся в монографии Ш.А. Гапурова, Д.Б. Абдурахманова и А.М. Израйилова "Дагестан в кавказской политике России в первой четверти XIX века. – Нальчик: ГП КБР «Республиканский полиграфкомбинат им. Революции 1905 г.», 2008. – 488 с." Авторы утверждают, что А.П. Ермолов отбросил многовековый опыт мирных российско-дагестанских отношений и начал силой устанавливать российскую власть в регионе без учёта местных особенностей. К концу своего наместничества он понял, что на Северном Кавказе разногласия необходимо решать не оружием, а преимущественно миром.

В работе по истории Кавказской войны М.М. Блиева и В.В. Дегоева "Кавказская война. – М.: Росет, 1994. – 592 с." деятельность А.П. Ермолова рассматривается через призму взгляда на проводимую военно-экономическую блокаду и её итоги для Северо-Восточного Кавказа.

В.В. Дегоев в своих работах "Большая игра на Кавказе. История и современность. – М.: Русская панорама, 2003. – 512 с." и "Три силуэта Кавказской войны: А.П. Ермолов, М.С. Воронцов, А.И. Барятинский // Звезда. – 2000. – № 9. – С. 234–240." отмечал, что первоначальной задачей А.П. Ермолова стало урегулирование отношений с Османской империей и Ираном, а затем уже усмирение «расшалившихся горских племён», сравнивал Кавказ с цитаделью, которую необходимо брать не оружием, а осадой.

З.Б. Кипкеева в своих же работах "Народы Северо-Западного и Центрального Кавказа: миграции и расселение (60-е годы XVIII в. – 60-е годы XIX в.). – М.: Издательство Ипполитова, 2006. – 360 с." и "Северный Кавказ в Российской империи: народы, миграции, территории. – Ставрополь: Издательство СГУ, 2008. – 468 с." отмечала, что А.П. Ермолов проводил активную переселенческую политику. Именно при нём началось освоение природных богатств Кавказской области и обустройство курортов, что впоследствии дало развитие экономике Кавказа и статуса всероссийской здравницы.

Одной из значимых работ, которая анализирует проблематику пребывания генерала А.П. Ермолова с разных ракурсов, является работа Ю.Ю. Клычникова "Деятельность А.П. Ермолова на Северном Кавказе (1816-1827). – Ессентуки, 1999. – 134 с. ". В работе впервые в исторической науке проводится комплексное и обобщающее исследование, затронувшее помимо военно-политического аспекта, хозяйственно-экономический, административно-судебный и переселенческий аспекты политики А.П. Ермолова.

Это малый список современных работ, охватывающих деятельность А.П. Ермолова с разных точек зрения, но показывающий основные отношения авторов к проблематике кавказской деятельности генерала А.П. Ермолова. Относиться к нему можно по-разному, у каждого на это свои причины и право, доказательства и опровержения, но остаётся неизменным то, что эта историческая личность до сих пор не забыта и обсуждаема как на бытовом, так и на научном уровне.

Источник
Loading...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Апрель 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
х