Россия / Ингушетия / 14 май 2020

Правозащитники потребовали реакции на информацию о женском обрезании в Ингушетии

Правозащитники потребовали реакции на информацию о женском обрезании в Ингушетии

Следственные органы должны проверить информацию о проведении калечащих операций в клинике в Магасе, заявила сегодня "Правовая инициатива". Рассмотрение в суде дела о причинении вреда 9-летней девочке в результате такой операции затягивается, пожаловалась родственница пострадавшего ребенка.
Как писал "Кавказский узел", депутат Госдумы России Оксана Пушкина 5 мая пообещала проверить появившуюся в соцсетях информацию об операциях по женскому обрезанию в одной из детских клиник в Магасе. Сообщение о проведении обрезания девочкам в частной клинике Магаса появилось 2 мая в группе "Подслушано. Феминизм. Кавказ" соцсети "ВКонтакте". Процедуру в клинике проводит детский гинеколог за две тысячи рублей, для операции необходимо разрешение родителей, написала автор поста.

Определенные общины Ингушетии широко практикуют запрещенную практику женских обрезаний, а власти недостаточно серьезно относятся к этой проблеме, заявили соавторы доклада "Практики калечащих операций в республиках Северного Кавказа: стратегии преодоления", президент Центра исследований глобальных вопросов современности и региональных проблем "Кавказ. Мир. Развитие" Саида Сиражудинова и старший юрист проекта "Правовая инициатива" Юлия Антонова. Калечащие женщин операции недопустимы, считают опрошенные "Кавказский узлом" жители республики.

Правозащитники намерены добиться наказания руководства клиники
Юристы проекта "Правовая инициатива" 12 мая направили в Следственное управление СКР по Ингушетии обращение с просьбой проверить лечебно-диагностический центр в Магасе, врачи которого в июне 2019 года провели калечащую операцию 9-летней девочке. Сейчас адвокаты проекта оказывают юридическую помощь матери девочки, пострадавшей от этой операции, сообщается сегодня в сообщении на сайте "Правовой инициативы". 
«Операции по женскому обрезанию являются калечащими операциями, имеют долгосрочные негативные последствия для психологического, сексуального и репродуктивного здоровья женщины; это форма гендерного насилия», - приводятся в релизе слова старшего юриста проекта "Правовая инициатива" Татьяны Саввиной.
Она отмечает, что, если подтвердится факт, что операции в клинике проводятся, то к уголовной ответственности за причинение вреда здоровью (ст.111, 115 УК РФ), иные действия сексуального характера (ст.132 УК РФ), а также оказание услуги, не отвечающей требованиям безопасности (ст.238 УК РФ), должны быть привлечены не только врачи и медперсонал, которые делали такие операции, но и руководство клиники, «так как имеет место совершение преступления структурированной организованной группой для получения финансовой выгоды».

Женское обрезание - жестокая, калечащая практика повреждения женских половых органов, нарушающая права человека на здоровье, безопасность и телесную неприкосновенность. В настоящее время в мире насчитывается примерно 140 миллионов девушек и женщин с последствиями женского обрезания, говорится в опубликованном на "Кавказском узле" материале "Женское обрезание на Кавказе". В нем собрана информация о типах женского обрезания, его распространении и последствиях для здоровья, а также об отношении к этой практике в исламе. 

ООН и Всемирная организация здравоохранения неоднократно называли проведение калечащих операций на женских половых органах нарушением права на здоровье и свободу от пыток. В августе 2016 года позицию ООН и ВОЗ по подобным операциям поддержало и министерство здравоохранения РФ, напоминает пресс-служба "Правовой инициативы".
Калечащие операции на женских половых органах девочкам и женщинам также являются формой насилия и нарушают право на свободу от жестокого обращения, пояснила Татьяна Саввина в комментарии корреспонденту "Кавказского узла".
«В России нет отдельной нормы, запрещающий женское обрезание, но проведение таких операций запрещено, исходя из ст. 21 Конституции РФ, а также гл.16 Уголовного кодекса, устанавливающей ответственность за причинение вреда здоровью. Кроме того, так как несовершеннолетние девочки не могут выразить своего осознанного и добровольного согласия, проведение операции "женского обрезания" содержит признаки преступления, предусмотренного ст. 132 УК РФ (иные действия сексуального характера)", - заявила Татьяна Саввина.
Она отметила, что максимальный срок рассмотрения заявления о преступлении - 30 дней. "Следственный комитет должен провести доследственную проверку по фактам, указанным в нашем заявлении, и принять решение о возбуждении уголовного дела либо отказе в возбуждении уголовного дела. Если адекватного расследования в России не будет проведено, и виновные не будут наказаны, то мы можем обратиться в международные органы, в частности в Европейский суд по правам человека", - добавила Саввина. 
Юрист отметила, что в России уже были обращения в следственные органы, связанные с проведением калечащих операций девочкам, - в частности, в 2018 году, по факту рекламы операций женского обрезания московской клиникой.

В декабре 2018 года Росздравнадзор напомнил о запрете на обрезание девочек после проверки московской клиники, которая предлагала услугу "женского обрезания", выполняемого "по религиозным и ритуальным мотивам". Удаление клитора не входит в список разрешенных медуслуг, такие операции над девочками содержат признаки уголовного преступления, заявило ведомство.

"Но дело 9-летней [девочки] - пока первое, где, во-первых, представитель пострадавшего готов жаловаться в правоохранительные и судебные органы, а во-вторых - есть доказательства, что такие операции проводились в клинике, и что была именно организация со стороны руководства, врачей, младшего медперсонала", - подчеркнула Татьяна Саввина.
Ранее сотрудница частной клиники в Магасе, которую потребовали проверить правозащитники, сказала корреспонденту "Кавказского узла", что в медучреждении никогда не делали женское обрезание. "Мы такие операции не проводим. И раньше не проводили. Не наш профиль", - заверила она. Сотрудница также отрицает, что врач, фамилия которой названа в публикации, когда-либо работала в клинике.
Родственница пострадавшей девочки рассказала о рассмотрении дела в суде
Заявительницей "Правовой инициативы" является мать девочки. Она и ее семья, в том числе дети, проживают в Чечне. Бывший супруг - уроженец Ингушетии, сообщила корреспонденту "Кавказского узла" родственница девочки Седа Н
"Они много лет не живут вместе, разошлись, когда она была беременна как раз дочкой", - рассказала Седа. По ее словам, мать девочки не знала, что ее дочери планируют сделать такую операцию. "Операцию сделали без ведома матери. Отец сказал, что просто забирает детей погостить к себе. На следующий день старший сын, брат девочки, позвонил матери и рассказал, что они сделали с ней", - сказала женщина.

"Для нас произошедшее стало шоком, - призналась она. - Я слышала, что такое есть на Кавказе, но это никогда не касалось меня лично, и я даже не думала, что это такая масштабная проблема. Возможно, в Чечне есть какие-то единичные подобные случаи, но это не системное явление. В Ингушетии это тоже, кажется, не слишком принято, но есть отдельные тейпы, которые такое практикуют".

Как только мать девочки узнала о произошедшем, было подано заявление и в Следственный комитет Чеченской республики, и в Следком по Ингушетии. "В Чечне была назначена экспертиза, после чего материалы передали в Ингушетию, и там уже было возбуждено уголовное дело, по ст.115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью). Через месяц только", - рассказала Седа.
По ее словам, следователи провели проверку в клинике, потом дело передали в суд в Магасе. "Судья постоянно оттягивает рассмотрение. Не знаю, специально ли это делается, но что там есть равнодушие - это однозначно. Ни следователь, ни судья не видят преступления, чего-то плохого, ненормального, ущемления прав человека, они не понимают, что это калечащая операция. Единственное, что, по их мнению, можно тут поставить в вину, что это было сделано без разрешения (матери), а если бы было разрешение - то и ничего страшного", - привела подробности женщина. Она отметила, что были серьезные противоречия и в показаниях персонала медицинского центра: "Изначально […] не отрицали, что операция была проведена. Врач вообще сначала думала, что ее винят только в том, что она без разрешения это сделала. […] а потом врач стала говорить, что даже не знала, что такое существует".

По словам Седы, после операции поведение девочки изменилось. "Она всегда спокойно вела себя с врачами. После этого случая она однажды поранилась, и ей решили сделать прививку от столбняка. Повезли ее в клинику - так она там такую истерику закатила! Не дала себе сделать укол. У нее теперь панический страх перед людьми в белых халатах, тревожность появилась. Но даже если ребенок после такого ведет себя спокойно и со стороны кажется, что всё нормально, это еще не значит, что он не травмирован психологически. Такое просто так не проходит", - заключила она.















Источник: Новости Кавказского Узла
Loading...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:
Экономика Происшествия

«    Апрель 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
х