Россия / 18 май 2020

Бомбил Берлин, не спорь

Бомбил Берлин, не спорь

SM-News публикует исследование бомбежки советскими летчиками венгерского города Сату-Маре в 1944 году. Тогда 22-я гвардейская авиационная Донбасская дивизия действовала в интересах Украинских фронтов. В результате бомбежек еще ряда городов советские войска успешно провели ряд наступательных операций, это также позволило присоединить к нынешней Украине Закарпатье. В материале — боевой путь и истории только нескольких летчиков. Основано на рассекреченных документах, личном фотоархиве и истории семьи автора.

Бомбил Берлин, не спорь. Вот и все, что получалось выудить у деда ко Дню Победы. А ведь не только хотелось, было нужно.

Учительница еще в начальной школе попросила написать сочинение о воевавших бабушках и дедушках. «Попросите родственников, чтобы рассказали о войне», — объясняла она задание. А дед, майор Александр Туманов на просьбу внука не реагировал или отмахивался: «Не для того воевали».


Тогда помогала 90-летняя соседка Клавдия Ивановна. Воспитанница интерната еще не Советской, но уже постцарской России, в годы Великой Отечественной пекла хлеб, направляла прожекторы на вражеские самолеты под зенитками, а в свободное время переписывала от руки книги. Сгорбившись, она доставала из прикроватной тумбы кипы сшитых тетрадок — что-то у нее было даже из Льва Николаевича Толстого. Показывала старые фотографии, поправляя пенсне, и пересказывала свою жизнь.

Умер дед, не дожила до столетия месяц та самая Клавдия Ивановна. В рассказах соседки не было чего-то особенного, военного и героического — как в фильмах про войну, — хотя были тяжелый труд и самопожертвование. Сочинение тогда не удалось, а чувство долга преследовало больше двадцати лет. Из общих сведений о деде — только то, что награжден тремя Красными Звездами, летчик, бомбил Германию, где после войны и познакомился с бабушкой-переводчицей с немецкого.

Иркутск, 5 октября 1941, Иркутская военная авиационная школа авиационных механиков. Снимок у летного лагеря перед выходом на маскировку щелей у лагеря. Слева направо: курсанты Савченко, Кочетков, Легиньков, Никитин, Карамсаков, Тимохин и Туманов. В 2009 году ИВАШАМ закрыли.

Для них война закончилась 75 лет назад. А для всех нас, потомков поколения победителей, началась война информационная. Кто бы из красноармейцев мог подумать, что произойдет неонацистский поворот в Прибалтике и на Украине, а Западный, поверженный и освобожденный советским народом от фашизма мир будет настаивать на пересмотре итогов Второй мировой? Дед не очень-то любил ругаться, но при ссоре мог встать, кулаком ударить в грудь, и заявить: «Да я Берлин бомбил». Это означало, что спорить нельзя. А сейчас только факты и наша общая память могут стать тем самым кулаком, которым стоило бы уже и треснуть по столу перед носом врунов.


В Минобороны России рассекретили большое количество архивных документов, благодаря которым частично удалось восстановить события, в которых принимал участие дед. Узнать правду, пусть она и напечатана сухим военным языком в журналах боевых действий, о подвигах, сбитых самолетах, власовцах и бандеровцах, воле к победе. Часть документов оцифровали и опубликовали на сайте «Память народа».

Первая Звезда

В мае 1945 года летчика 11-го гвардейского бомбардировочного авиационного Сталинского Краснознаменного полка — гвардии младшего лейтенанта Туманова наградили первым орденом Красной Звезды. «Летал на бомбардирование промышленных объектов, ж/д узлов, скоплений войск противника в районы: Чоп, Сату-Маре, Зволен, Прешов, Яссы, Брест, Осиповичи, Кенигсберг, Гдыня, Форстенвальде, окрестности Берлина», — говорится в наградном листе.



11-й полк входил в состав 9-й гвардейской авиационной дивизии дальнего действия. В мае 1944 года дивизии присвоили почетное наименование Донбасская, а в декабре того же года переименовали в 22-ю.


Сату-Маре

Летчики разбомбили железнодорожную станцию в Сату-Маре. Сейчас это румынский город на границе с Венгрией и Украиной. Город бомбили четыре ночи, последняя бомбежка состоялась в ночь на 20 сентября 1944 года. Дед летал в экипаже в составе командира корабля гв. лейтенанта Якимова, штурмана гв. мл. лейтенанта Троицкого, авиационного бортового техника гв. мл. тех-лейтенанта Иванова, воздушного стрелка радиста гв. старшины Дубины, воздушного стрелка гв. рядового Сидорова.


В дивизии на тот момент было 58 исправных самолетов, 96 экипажей. Командир шестого авиационного корпуса генерал-лейтенант Георгий Тупиков распорядился бомбардировать станцию и военно-промышленные объекты в Сату-Маре. Удар должны были нанести с высоты 3500-3700 метров в 21:40 — 21:55. Перед пятым авиационным корпусом поставили задачу подсветить цели и подавить противовоздушную оборону.

68 экипажей направили на Сату-Маре, остальные — на Будапешт. Четвертый полк должен был разрушать военные объекты, одиннадцатый и 339-й полки — железнодорожный узел. Результаты — сфотографировать. Фронт пересекали на линии Старый Самбур — Сколе, через Карпаты.

В итоге на Сату-Маре в ту ночь сбросили 1381 бомбу общим весом 75,884 тонны. В городе возникли 13 пожаров, на станции взорвались три эшелона с боеприпасами.

Результаты бомбардирования Сату-Маре в ночь на 20 сентября 1944 года. Арофотосъемка. Фотоаппарат НАФА-1

Противник поднял в воздух авиацию. В 22:05 экипаж Якимова отходил от цели на высоте трех тысяч метров. Самолет одиннадцать раз атаковал истребитель противника. Все атаки были отбиты.

20 сентября вернулись на аэродром с боевого задания только 64 экипажа. Три экипажа задание не выполнили из-за технических неисправностей: два совершили вынужденную посадку на аэродромах Станислав и Проскуров. У одного самолета отказал правый мотор, бомбы сбросили в районе Рафаилово.


339-й полк — экипаж гв. мл. лейтенанта Булатова в 21:00 доложил «иду на цель» и связь прекратилась. В составе — штурман гв. майор Сосков, бортовой техник лейтенант Беляев, радист сержант Петров, стрелок старший сержант Савельев, а также заместитель командира по политической части гв. майор Абрамов.

4-й полк — экипаж гв. лейтенанта Масленникова выходил на связь в 19:31. В составе — штурман гв. лейтенант Балашов, летчик гв. мл. лейтенант Матюшенко, радист гв. ст. сержант Сумских, стрелок гв. ст. сержант Галкин, бортовой техник гв. мл. техник лейтенант Антонов.

В лесах с венгерскими дезертирами

Сумских вернулся в часть 21 ноября 1944 года. В Сату-Маре их самолет атаковал истребитель. Вместе с Антоновым они были у пулемета ШКАС. В самолете был установлен фотоаппарат, начался пожар. Борттехник открыл дверь и выпрыгнул, сквозь пламя вытянуло и Сумских. Горящий самолет перешел в пике, выравнялся у земли, немного пролетел, упал и взорвался.

Сумских приземлился в лесу. Он спрятал парашют, комбинезон, шлемофон и кобуру. Пять дней он шел по лесу на Восток. 25 сентября он зашел в отдельно стоящий дом в деревне Копошня, хозяйка-старуха посоветовала ему встретиться с ее сыном — дезертиром Венгерской армии. Так он скрывался с венгерскими дезертирами в лесах, пока в деревню не зашли части Красной Армии. 27 октября он явился в комендатуру города Хуста (65 километров от Сату-Маре). Там капитан Федотов отобрал у него пистолет. Сумских доставили в часть.

Побег летчиков организовал комендант-мадьяр

Галкин вернулся в часть днем ранее — 20 ноября. Ему повезло меньше: стрелок побывал в плену, бежал. В ночь на 20 сентября самолет сбил истребитель. Экипаж сразу не заметил атаку. Галкин услышал удары по самолету, начался пожар. На нем загорелись унты и комбинезон. Он увидел, как выпрыгнули борттехник и радист, кто-то третий полз к двери. Галкин выпрыгнул, потерял сознание, парашют раскрылся у земли.

Сбитый в ночь на 19 сентября в районе города Чоп самолет Ли-2

Восемь дней стрелок шел по лесу на Восток. Его обнаружили венгерские жандармы-мадьяры, избили и отвели в неизвестный населенный пункт, где сутки морили голодом. 30 сентября его перевели под конвоем в тюрьму в Дебрецен. Там он встретил… майора Соскова «в полной форме с орденами», борттехника Беляева и стрелка Савельева из экипажа Булатова.

Из Дебрецена их всех перевезли в Клуж, оттуда Соскова доставили в Будапешт самолетом, остальных — на машине. По дороге к ним присоединили радиста из 339-го полка Покидько. В будапештской тюрьме он встретил штурмана Балашова из экипажа Масленникова. Тот рассказал, что самолет сбили, экипаж покинул борт.

В тюрьме в Будапеште содержали 30 человек летного состава из других частей. 12 октября 18 человек перевезли в лагерь в районе города Капувар. На следующий день туда привезли еще пленных. Между собой летчики обсуждали переговоры о перемирии между СССР и правительством Венгрии. Военнопленным начали выплачивать денежное содержание на покупку белого хлеба, водки и колбасы.

«Комендант лагеря — мадьяр решил спасти пленных и с этой целью военнопленные были отправлены ночью в количестве 400 человек под охраной 6 конвойных во главе с комендантом в другой лагерь, который якобы не знают немцы. По дороге пленные стали группами разбегаться. Охрана мер к прекращению побега не предпринимала, а комендант, не желая встречаться с немцами, высылал одного конвойного на разведку впереди лежащих пунктов», — говорится в журнале боевых действий 9-й гвардейской авиационной дивизии за 1944 год.


Галкин и Балашов решили бежать вместе с штурманом из 5-го полка Шлапко и танкистом Хутликовым. Они предложили это и майору Абрамову, которого там же и встретили. Он отказался — был слаб. Булатов и Беляев также не решились на побег.

15 октября побег осуществился. Через четыре дня Балашов пошел на разведку моста через реку Дер, но к утру не вернулся. Группа продолжила двигаться к фронту, курс взяли на Сегет. 2 ноября они переправились через Дунай. Уже была слышна перестрелка на линии фронта. В каком-то сарае они нашли двух мадьяр, разоружили их и продолжили путь. Ночью на дороге услышали русскую речь, это были бойцы стрелковой части, с которыми они и попали в Сегет, в штаб 5 Воздушной Армии. Там они встретили радиста Петрова.

«Хочу кушать, дай мне хлеба»

Экипаж Булатова отбомбил Сату-Маре, сделал два-три круга, а затем взял курс на аэродром. Самолет атаковал истребитель, Беляев открыл ответный огонь. Однако самолет загорелся, экипаж покинул борт. Первым прыгнул майор Абрамов, затем Беляев и Петров.

Истребитель противника выпустил очередь в сторону склона горы, куда приземлился Петров. Три дня радист шел на Восток, избегая людей. От голода истощал. Петров услышал стук топоров, увидел старика. Он подпустил его к себе на расстоянии десяти метров, достал пистолет и произнес:

«Я русь, хочу кушать, дай мне хлеба».

Старик ничего не понял. Тогда Петров показал жестами. Старик убежал, и вернулся с хлебом, куревом, мамалыгой и еще двумя стариками. Петров продолжил путь. 10 октября он встретил румына, который скрывал овец от немцев, договорился остаться у него, пока не придут части Красной Армии.

17 октября красноармейцы заняли село Русское-Петриково, Петров ушел к ним. Он явился в заградительный отряд, сдал пистолет, его отправили в штаб 40-й армии.

Старики спустили собак

Борттехник Антонов из экипажа Масленникова вернулся в часть 29 октября. Он рассказал, что после бомбежки Сату-Маре самолет сверху атаковал истребитель, загорелись правые бензобаки. Экипаж покинул борт.

Антонов приземлился на деревья на опушке леса. Он закопал парашют, определил стороны света и пошел на Восток. Днем он прятался в лесах и копнах, ночью продолжал идти. Питался кукурузой, ягодами и подсолнухами. На восьмой день он вышел к реке Тисса, ее нужно было перейти вброд. Местный житель посоветовал ему идти в обход городов, занятых мадьярскими войсками.

На следующий день он встретил старика, который пригласил его в дом. Антонова накормили, в дом пришли другие старики. Они предложили борттехнику сдаться в жандармерию и зарегистрироваться военнопленным. Антонов отказался, оттолкнул от себя мужчин и выбежал на улицу. На него спустили собак. Борттехник выстрелил из пистолета, преследование прекратилось.

Через несколько дней он снова вышел к Тиссе. Четверо суток он сидел на берегу и ждал, пока спадет вода. Часть реки он перешел и скрылся на острове. Оттуда наблюдал, как по реке проходили лодки с мадьярскими войсками. Реку он перешел 9 октября. Через неделю пути он вышел на шоссейную дорогу — услышал русскую речь. Так он встретил группу красноармейцев из передовой разведки. На подводах и попутных машинах он прибыл в Тернополь 29 октября.

Освобожден восставшими чехами, а потом американцами

Майор Сосков вернулся в часть 21 мая 1945 года. В ночь на 20 сентября это он третьим покинул борт подбитого Ли-2. Он приземлился в 40 километрах от Сату-Маре, через семь часов пути по лесу его арестовали жандармы.

Документы и ордена, которые на нем видел в Дебрецене стрелок Галкин, отобрали в полицейской тюрьме в Будапеште 26 октября. Партбилет он сжег. Майора трижды допрашивали, в основном, по штурманской деятельности.

27 октября Соскова на поезде вывезли в Германию и доставили в Бухау в Судетской области. С 1 ноября 1944 года по 21 января 1945 года он находился в лагере для летного состава. Допрашивали четыре раза. Затем его доставили в пересыльный лагерь, и к 28 января перевезли в город Вайден. С февраля он работал на каолиновой фабрике и лесопилке в Зодау.

2 марта он бежал вместе с командиром корабля 11-го полка лейтенантом Унчиевым. 22 марта его поймали в 50 километрах от Праги, отправили в тюрьму, затем перевели в карцер. 4 мая Соскова перевезли из пражского карцера в город Пильзен. 5 мая его освободило восстание чехов. 6 мая в город вошли части американской армии. Майора на самолетах доставили в штаб 4 АК в Жешув.

Заковали в кандалы «эсэсовцы»

Гвардии младший лейтенант Геннадий Унчиев вернулся в часть вместе с Сосковым. У его самолета отказал левый мотор после бомбежки железнодорожной станции в Зволене в ночь на 23 декабря 1944 года. На одном моторе экипаж дотянул самолет до склона горы, перелететь ее не было возможности — машина падала. Чтобы избежать лобового столкновения, Унчиев свалил самолет на левую плоскость. Жесткая посадка произошла на скорости 140 километров в час. Зажигание выключили, чтобы не произошло взрыва. Экипаж получил травмы: ушибы и переломы. Борттехник Рожков пытался выброситься с высоты в 400 метров с парашютом, но зацепился за машину и погиб. Его похоронили на месте катастрофы.

Три дня Унчиев шел по лесу вместе с летчиком Елистратовым и стрелком Ореховым. 26 декабря он отстал от них — был слаб. Следующие два дня шел один. 28 декабря на него наткнулись два немецких автоматчика. Они обыскали Унчиева, отняли документы. Пистолет немцы не нашли, так как потребовали при обыске поднять руки вверх, а оружие было в правой руке с надетой крагой.

Фашисты подумали, что летчик слишком слаб, и пошли вперед. Унчиев застрелил обоих, забрал документы и ушел в лес. Там он сжег пилотское свидетельство ГВФ, расчетную и вещевую книжку, а партбилет и удостоверение на Орден Красного Знамени спрятал в унтах.

31 декабря он зашел в деревню, где его схватили четыре немецких автоматчика. Документы они не нашли, но пистолет забрали. Унчиева отвезли на допрос. Немецкий офицер требовал назвать наименование части, какие задания он выполняет, дислокацию, фамилии командования. Летчик молчал. Тогда фашист открыл отпечатанную в типографии книгу, и прочитал сам.

13 января 1945 года его увезли в город Лодзь. Там находился лагерь для летного состава, где он 17 января встретился с майором Сосковым. Унчиева отвели на допрос. Офицер также ставил вопросы по книге с наименованиями частей Красной Армии.

25 января Унчиева перевезли в город Вайден, где он один месяц работал на лесопилке. С Сосковым они бежали — хотели перейти линию фронта или попасть к чешским партизанам. Однако под Прагой их поймали «эсэсовцы», заковали в кандалы и отвезли в тюрьму в городе Млада Болеслав. До 20 апреля Унчиев находился там, а потом его перевезли в карцер в Праге.

Выводы комиссии


По итогам бомбардирования Сату-Маре спецкомиссия проводила расследование в ноябре 1944 года. Город и ж/д станцию бомбили в ночь на 6, 17, 18 и 20 сентября. Всего 577 самолетов сбросили 2907 бомб крупного калибра (в том числе осветительных САБ — 496 штук) и «большое количество АО и ЗАБ мелкого калибра».


На железнодорожные пути упали 38 бомб. Четыре эшелона разбиты и уничтожены. В двух из них находились боеприпасы, в одном раненные и эвакуированные немцы, в другом — сено и солома. Погибли 170 немецких солдат и офицеров. Частично уничтожено еще 12 эшелонов, в каждом из которых было по 6-8 вагонов. Один эшелон с продовольствием перевернулся.


Из пристанционных построек разрушены: товарный склад, склад дров, казарма паровозной части, гаражи, общежитие для служащих, депо и склад с зерном из 210 вагонов. Пшеница, кстати, горела целый месяц — до 24 ноября.

Разрушенное депо

В городе пострадали 60% построек. Разбит немецкий госпиталь, погибли 145 немецких солдат и офицеров.

«Бомбардирование ж/д узла и города Сату-Маре было проведено эффективно. Особенно в ночь на 18 сентября», — говорится в выводах.

Напомним, в октябре 1944 года советские войска освободили столицу Подкарпатской Руси Ужгород. Сопротивление оказывали немецко-венгерские войска, врага отбросили к концу ноября. 28 октября Красная Армия заняла город Чоп (25 км от Ужгорода), который и бомбила в сентябре 9-я гвардейская авиационная дивизия.

Закарпатье оккупировали венгерские войска еще в 1939 году. Благодаря освобождению от оккупантов, появилось новое образование — Закарпатская Украина. Представители новой Республики просили у Москвы включить ее в состав Советского Союза, однако в ноябре Закарпатье включили в состав Украинской ССР как Закарпатскую область.

Источники:

Архив ЦАМО, Фонд 20080, Опись 1, Дело 43, Журнал боевых действий 9 гв. ад дд за 1944 год

Журнал боевых действий 22-й гв. бадд за 1945 год

Личный фотоархив


Loading...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Май 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
х