Жизнь / История / 16 июнь 2020

По поводу французского замужества Елизаветы и причем тут Польша

Конечно Петр I, посещая Париж в 1717 году и, встретившись с семилетним королем Людовиком XV, мечтал выдать одну из своих дочерей за юного монарха. Однако, уже в 1721 году речь не шла о браке с французским королем Людовиком XV, ибо это было невозможно в силу определенного сопротивления и недоброжелательства со стороны французского правительства.

По поводу французского замужества Елизаветы и причем тут Польша

В это время вопрос стоял о польском престоле и Петр предлагал Франции дать умирающему польскому королю в преемники принца из дома Бурбонов. Уже полвека Франция безуспешно старалась покровительствовать Польше, пыталась возродить страну, которая засыхала за отсутствием государственных органов. Поляки избирали на свой трон французских принцев, но тут же их предавали и покидали при приближении немецкой или русской армии. О самостоятельности Польши речи не шло: страной правили шведы, саксонцы, русские и т.д., но никогда они сами.

Пруссия уже тогда предложила Петру совершить раздел никчемной Польши, но царь проигнорировал это предложение, ибо уничтожение этого государства не входило в его планы: он хотел повелевать Польшей. Он не хотел уничтожать славянскую польскую народность, а возродить ее в союзе с русскими. Для осуществления этой цели Петр предложил регенту герцогу Орлеанскому* план решения польского вопроса в интересах России и Франции. С этой целью Петр и выдвинул на авансцену свою дочь Елизавету, которая бы скрепила интересы обоих государств в этом вопросе.

Из письма французского посланника в Петербурге Кампредона от 8 ноября 1721 года:

"Один приятель сообщил мне, что для окончательно привлечения царицы (Екатерины) на нашу сторону, желательно было бы устроить женитьбу на меньшей дочери царя — очень любезной и красивой — какого-нибудь французского принца, которого не трудно было бы сделать королем Польским при помощи сильного влияния царя. Я уверен, что эти намеки идут от г. Шафирова**. Я отнесся к ним, как простому разговору, хотя при этом и упоминался принц Шароле. Я просто ответил, что ничего обо всем этом не знаю. Вашему высокопреосвященству (имеется ввиду кардинал Дюбуа, руководитель внешней политики Франции) известно, что я уже давно писал об этом. Вы лучше, чем кто-нибудь осведомлены, что осуществление этих планов не представит затруднения, а Франция может извлечь из того много пользы и уважения. Ваше высокопреосвященство должны сами посудить, подходящее ли для нас это дело, которого так желают с той стороны, и мне дать приказания, какие вам будет угодно".

Из письма Кампредона 12 ноября 1721 года кардиналу Дюбуа:

"Несомненно, что царь горячо желает видеть одну из своих дочерей замужем за членом королевской семьи, и если ваше высокопреосвященство находит это подходящим, то по моему мнению при подобном браке можно рассчитывать на корону Польши, где царь имеет полную власть. Ваше преосвященство благоволите рассудить, как воспользоваться этими перспективами, на которые здесь пойдут с полной готовностью".

Герцогу Орлеанскому, как главе семьи Бурбонов на тот момент, нравилась идея Петра. Было бы неплохо женить своего сына герцога Шартрского на дочери русского царя и сделать его королем польским. Но здесь регента больше соблазняла польская корона, а не сама женитьба на русской княжне, которая по его мнению была бы мезальянсом. Всего величия и славы отца Елизаветы герцогу Орлеанскому не хватало, поскольку мать ее была низкого происхождения. Кроме того, были еще политические соображения в отношениях с Англией, которой сближение Франции с Россией могло не понравиться. Петр был против участия Англии в союзном договоре между Францией и Россией.

Герцог Орлеанский полгода метался в своих колебаниях, мечтах и желаниях, и осенью 1722 года Кампредон получил инструкцию от кардинала Дюбуа. В этом письме сообщалось о принципиальном согласии на брак, но его нужно отложить до того времени когда после смерти польского короля должен встать вопрос о наследстве. Герцог Орлеанский также требовал, чтобы польская корона была обещана прежде женитьбы принца Шартрского на великой княжне.

Из письма кардинала Дюбуа посланнику Кампредону:

"Если можно было бы серьезно полагаться на намеки, сделанные вами, то можно было бы предполагать, что царь, имея в виду породниться с королевским домом и возвести одну из своих дочерей на польский престол, станет способствовать избранию герцога Шартрского, когда откроется вакансия на эту корону, что вероятно должно случиться в близком будущем. Его высочество желает, чтобы герцог Шартрский получил польскую корону, он хочет действовать согласно с царем и счел бы вторую дочь царя за приличную партию для своего сына, потому что этот брак обеспечил бы ему большое влияние в Польше".

"Без полной уверенности в получении польской короны нельзя сделать ничего прочного ни с той, ни с другой стороны, поскольку есть немало обстоятельств, которые могут вернуть монархию царя в безвестность, откуда он ее извлек, поэтому рискованно действовать наудачу, вступая с ним в этот союз".

"Брак, давший ему царевен, не имеет в себе ничего лестного, и говорят, что вторая из княжон, предназначаемая для герцога Шартрского, сохранила в себе некоторые черты грубости своей нации".

"Заключение брака, может быть, не вполне подходящим для герцога Шартрского, не принесет никаких плодов, если этот союз не будет сопровождаться возведением герцога на польский престол. Даже нет сомнения, что в случае заключения этого союза до избрания, в Польше могут выбрать другого принца, так что на долю Франции остался бы только позор тщетной попытки, которая отдалит от нее соседей и лучших союзников".

[img]"[/img]

Когда Кампредон на аудиенции сообщил Петру и Екатерине имя герцога Шартрского в качестве жениха Елизаветы, то это вызвало нескрываемое удовольствие, особенно на лице Екатерины. Петр при этом думал, что если бы Елизавета вышла замуж за сына герцога Орлеанского, то ее от французского престола отделял бы только Людовик XV, который был слаб здоровьем и мог не в далеком будущем почить в бозе.

Царю не нравилось условие ожидания освобождения польского престола прежде женитьбы: а если польский король, смерти которого все ждут, проживет еще пятнадцать лет, то "в таком случае княжна останется в девушках непристроенной". Петр настаивал, чтобы Франция и Россия немедленно обязались совершить брак, а в Польше держаться совместной политики.

Депеши Кампредона требовали от Франции быстрого решения, но Версаль молчал. Прошли зима, весна и лето, но никакого ответа не было. Во Франции что-то происходило, непонятное Кампредону и русскому двору. А происходило то, что в 1724 году Людовик XV вошел в возраст совершеннолетия и все заботы герцога Орлеанского и кардинала Дюбуа были поглощены личными интересами сохранения своего положения. Перед герцогом и кардиналом стояла задача продлить регентство, которое окончилось по закону.

Вскоре в Петербурге стало известно о кончине кардинала Дюбуа. Царь так и не получил никакого официального ответа на предложение руки своей дочери и через несколько месяцев в апреле 1724 года он узнал о браке герцога Шартрского с немецкой принцессой.

Герцог Орлеанский не долго пережил кардинала Дюбуа, скончавшись от излишеств в возрасте 49 лет. Заведывать всеми делами было поручено герцогу Бурбонскому, который и заменил умершего герцога Орлеанского на посту главы комитета регентства молодого Людвика XV. Сам юный король этому отнюдь не противился. Новые министры во Франции даже и не вспомнили о России и ее невестах.

Однако, Петр не мог отказаться от надежды выдать замуж Елизавету и породниться с королевским домом Франции. Теперь он думал о герцоге Бурбонском, опять же с обещанием польской короны. Чтобы не получить отказа, он решил включить участие Англии в союзном договоре между Францией и Россией. В конце 1724 года он сообщил французскому посланнику, что ждет окончательного ответа версальского правительства и тогда же Петр получил рассмотрение проекта союзного договора своему правительству.

8 февраля 1825 года Петр I скончался и говорят, что на его конторке уже лежал готовый проект союзного договора с Францией.

*Герцог Филипп II Орлеанский, регент малолетнего короля Людовика XV с 1715 по 1723 годы.

**Петр Шафиров, дипломат, вице-канцлер.

Источник
Loading...
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:
Экономика Происшествия

«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 
х