Ленин для души, Тупак эпохи Возрождения, «Чеченские истории». Кого собрал аукцион современного искусства MOST в Краснодаре

Ленин для души, Тупак эпохи Возрождения, «Чеченские истории». Кого собрал аукцион современного искусства MOST в Краснодаре


На 27 апреля назначены торги пятого аукциона MOST в Краснодаре, и чуть больше чем за неделю до этого открылась уже традиционная выставка лотов.

Юга.ру узнали, как в Краснодаре появился единственный в стране региональный аукцион современного искусства и что на нем продадут в апреле.



Про аукцион



Про работы

MOST проходит с 2014 года, предыдущие торги состоялись осенью 2016 года. Аукцион организовали Олег Гончаров, Роман Левицкий и Наталья Таракановская. Изначально для MOSTa собирали произведения краснодарских художников, но с каждым следующим разом география расширялась — в 2019 году в трех залах музея Коваленко (Красная, 15) представлены работы авторов из Воронежа, Новосибирска, Нижнего Новгорода, Москвы, Самары, Санкт-Петербурга и других городов. На торгах 27 апреля аукцион первый раз будет доступен онлайн и на двух языках, русском и английском.









«Типография» во многом начала и продолжает быть источником каких-то активностей, интересных не только городу, но и заметных в стране и даже в мире. Каждая такая институция порождает еще одну и так далее.

Отсюда в Краснодаре предложения выставок, регулярные привозы каких-то людей, куча открывшихся вновь галерей — все это, наверное, и готовит людей к тому, чтобы они вместо ковра на стене выбирали произведение искусства.

Как вообще появился аукцион, как было принято решение его делать?

— Благодаря все той же «Типографии». Несколько лет назад ребята там сделали такой маленький аукцион, буквально на коленке. Пригласили меня, и я понял, что могу это сделать, и сделать лучше, привести сюда людей. Я сам учился на худграфе и пытался что-то рисовать, совсем недолго. И когда появилась возможность сделать что-то в этой области, выбрали форму аукциона, потому что это экшен. Понятно, что можно прийти в галерею на выставку, посмотреть, пообщаться с художником, купить или не купить работу. Аукцион — нечто более динамичное, тут борьба, азарт, соревнование, обсуждение, и все это горячо и эмоционально, и это больше похоже на какое-то такое развлечение.

Чем хорош аукцион — у работы, купленной на торгах, другая коннотация, чем у той, которую купили в галерее или у художника. Здесь есть борьба, ты не просто покупаешь, ты выигрываешь это право, ты молодец.

В Америке культура и искусство дают налогов больше, чем сельское хозяйство, больше, чем строительство. В России рынок еще в эмбриональном состоянии, и я надеюсь, что все это станет в конце концов коммерчески успешным. Пока это больше удовольствие, чем прибыль.







Как происходит выбор картин и коммуникация с художниками, галереями?

— Как было раньше — выбираю работы в основном я и оцениваю их абсолютно субъективно. Это даже не вкус, это резонанс. Смотришь на работу и представляешь, кто бы ее у себя повесил, кому она может понравиться и почему, в каком интерьере будет смотреться и какие знакомые мне люди могут сказать «это круто», а каким, наоборот, это не понравится.

В этот раз мы привлекли «Типографию», нам помогала ее куратор Лена Ищенко, она очень помогла нам знанием новых художников и их творчества, давала свой искусствоведческий взгляд на ценность тех или иных произведений. В итоге мы большинство работ выбрали из предложенных ею. Дальше Лена с Наташей [сооснователь аукциона Наталья Таракановская — Юга.ру] уже договаривались с художниками о деталях сотрудничества.

Кто принимает решение относительно цены произведения?

— Это такое движение навстречу, как говорят американцы, let’s meet in the middle. Наша извечная борьба с художниками, которые пытаются заработать и ставят высокие цены. Художник хочет много, мы хотим мало. Мы уговариваем давать стартовую цену как можно ниже. Аукцион — это способ продвинуть себя как художника, получить сцену, с которой может начаться дальнейшее признание. И на мой взгляд, лучше ставить низкую стартовую цену — если произведение срезонирует с большим количеством зрителей, то цена абсолютно точно вырастет. У нас было несколько таких примеров, тот же Михаил Смаглюк, чья работа продалась в несколько раз дороже [картина «Блеск решений» была продана на зимних торгах 2014 года за 360 тыс. рублей, более чем в семь раз выше ожидаемого — Юга.ру].







Деньги от продажи работ — это прекрасно, но это все равно вторичная штука. И на таких редких мероприятиях, как аукцион, имеет смысл ставить наименьшую цену, чтобы больше людей посчитали возможным свое участие. Что-то продастся, может, и ниже ожидаемой стоимости, но эта работа будет у кого-то висеть, кто-то будет об этом говорить, и уверяю всех — говорить владелец о своей работе будет только самое хорошее.

Как в целом у вас с художниками происходит этот процесс общения, переговоров?

— Что мне всегда было не очень приятно, когда я начал этого касаться, это то, что в художественной среде существует определенная конкуренция. Это понятное явление — художники думают, что покупателей искусства мало, и чем больше художников, тем меньше достается каждому от этого маленького пирожка. Отсюда и битвы — кого называть современным художником, а кто просто «красит», кто «салон», кто «не салон». Сейчас этого уже меньше. Художники наверняка почувствовали плюсы от того, что становится больше салонов и галерей, рынок расширяется, пирог растет. Это такой сетевой эффект: чем больше будет художников, тем больше будет покупателей.

Людмила Баронина — прекрасный пример художника, который рисует не потому, что хочет денег заработать, а потому что не может не рисовать. Вот ее работа, которую я попросил оставить для нас, и она оставила, за что ей большое спасибо. Она сейчас очень востребованный художник. Ее работы, которые покупались тогда, когда она была Людмилочка Баронина, стоили совсем недорого. А сейчас она уже ого-го, Людмилища Баронина, ее новые работы стоят гораздо дороже, а те, что были куплены раннее, наверняка подорожали на порядок. То же можно говорить о Косте Лупанове, несколько его работ были приобретены у нас на аукционах, и тогда мы говорили об одних цифрах, а сейчас уже абсолютно о других — и это прекрасно!





Как вы видите роль MOSTа на российском арт-рынке?

— MOST, наверное, единственный немосковский большой аукцион. По слухам, вторичным источникам знаю, что пробовали в разных регионах — нет покупателей. Нет такого совпадения удачных обстоятельств. Первый аукцион поддержал Сергей Николаевич Галицкий, опубликовав твит, который привлек внимание, за что ему огромное спасибо. Благодаря моему партнеру Олегу Гончарову, нам удалось с самого начала привлечь определенных людей, которые в состоянии покупать искусство, которые поддержали нас своим присутствием и своим участием. Такого Олега Гончарова нет в Воронеже, нет в Перми, нет в Нижнем Новгороде, хотя у них много своих классных историй, и там ребята пытались делать что-то подобное, и, к сожалению, пока ничего не вышло.

Есть VLADEY [московский аукцион, существует с 2013 года — Юга.ру] и есть MOST, я так вижу свою историю. Есть множество небольших, не сильно распиаренных функциональных аукционов в Москве, но Москва вообще проглотит любое количество событий. У нас с VLADEY есть одни и те же имена, художники, которые и у него, и у нас продаются хорошо. Притом что господин Овчаренко категорически запрещает авторам, с которыми работает он и его галерея, сотрудничать с нами. Он как-то странно реагирует, но это его право. Это в какой-то степени нам даже немного льстит. Мы же художникам ничего не запрещаем, запрещать не хотим и не будем.

MOST — единственный региональный аукцион, который не является благотворительным, который встраивается в систему современного искусства и работает на развитие рынка

Елена Ищенко, куратор КЦСИ «Типография»

MOST — для кого и для чего? Это событие больше для художников, для покупателей или для зрителей?

— Суть аукциона заложена в названии. Это мост между творцами и обладателями, по которому могут прогуливаться и просто созерцатели. Несмотря на то что сам аукцион — мероприятие закрытое, мы делаем открытую для всех выставку и привлекаем внимание все большего количества людей. Для меня это для души, для покупателей и коллекционеров — возможность что-то найти и приобрести. Для горожан — возможность культурно обогатиться. Для художников это площадка, чтобы заявить о себе, получить вот это чувство, что кто-то боролся за твою работу. Думаю, для художников это тоже очень захватывающий опыт.

Обратная сторона медали — не все картины покупают, и некоторые художники очень этого боятся. И некоторые тяжело это воспринимают. Такие истории были. Есть и те, чьи картины не купили, мы в следующий раз просим еще, они дают и относятся к этому с буддийским спокойствием. И такой подход со стороны художников мне очень нравится.

Обычно мы продаем порядка 70% лотов, это хорошо.





По опыту предыдущих торгов есть ли какие-то прогнозы на этот раз — по стоимости, популярности?

— Прогнозов нет, есть надежды. Например, «Ленины» — с Маяной договорились поставить такую небольшую цену на эти работы, и, думаю, «Ленины» должны разлететься. Дело в том, что это классная история, с Лениным никто так не поступал, хотя он давно это заслужил, наверное. Это один из хитов нашего аукциона. Слава Птрк, безусловно. Дашевский — несмотря на то что у него очень маленькие работы, вот эту за одно название можно приобрести [«Министр современного искусства РФ проводит первую экскурсию в музее-заповеднике Александра Дашевского на берегу Волги» — Юга.ру], Чурсин с его «Ретромеркуриями» и «Тупаком» будет успешен.

Кроме того, нам удалось получить несколько крутых работ Леонида Цхэ, очень известного и востребованного художника, и мы надеемся, что часть его работ останется в Краснодаре.

Мы не просто так зовем всех на выставку — каталог доступен и в интернете, но пока ты не увидел работу лично, ты в нее не до конца влюбился — последний гвоздь в это дело надо забить здесь.

Какие работы больше всего «резонируют» лично с вами в этот раз, что вы хотели бы оставить себе?

— Таких несколько как минимум. Вот работа, которую мы взяли на обложку, «Чеченские истории» Славы Птрк, — это супертема. Я как раз чуть было не попал в эту мясорубку, которая была в 95 году, это мой призыв, многие из моих ровесников там и остались. Это время «Утиных историй» по телевизору [серия работ художника называется «Детство перед телевизором» — Юга.ру] и известных событий на Кавказе — очень глубокая работа для меня лично. И эта доска — школьная парта, на которой рисуют ручкой, я как раз закончил школу во времена, когда учиться было уже невозможно, только на парте рисовать.







Вот чудесный Чурсин, портрет Тупака по фотографии, с которой была нарисована обложка его альбома, — и ужасно нарисована. А Саша Чурсин сделал вот так, в стиле старых мастеров. Я никогда не был поклонником рэпа, но дух этого человека, уже давно мертвого, где-то здесь пребывает. Он крутой.

Валера Лимонадов хорош, Люда Баронина хороша, вон работа чудеснейшая Юлии Малининой [Юлия Малинина, «Однажды на парковке. Переход» — Юга.ру], очень атмосферная и в большом пространстве чудесно бы смотрелась. К сожалению, пространства такого у меня нет, это пока не мой размер, но работа очень сильная, очень крутая.

И вот еще работы Андрея Скрипки [Green&Black — Юга.ру] — я очень люблю фантастику. Это вроде бы и абстракция, а вроде и горизонт планеты. У Скрипки всегда находятся интересные работы. Вот картина «Защита» Славы Птрк, может, ее Сергей Николаевич заберет.

Серьезно?

— Нет, конечно. Но иногда вполне осмысленно берем какие-то работы, рассчитывая на определенного покупателя, которого мы знаем и пристрастия которого нам известны. И футбол — одно из направлений, которым интересуются многие жители города в силу объективных причин.





Можете ли вы сказать, что вырастили, создали новых краснодарских коллекционеров за это время?

— Коллекционировать искусство — это очень громко звучит. Настоящих коллекционеров не может быть много, тех, кто забивает свои подвальчики, хранилища. Это скорее казуальное отношение — вот есть у тебя дома стена, и вот ты увидел работу, которая тебе нравится. И купил, и на эту стену повесил. Или тебе подарили. Привозят же из заграничных поездок сувениры, сделанные местными умельцами, или просто оригинальные интерьерные предметы. Так же можно приобрести чудесного «Просветленина» [из серии «Ленин для души» Маяны Насыбулловой — Юга.ру] — и гордиться им, потому что это уникальный предмет, в единственном экземпляре.

Я точно знаю, что мы с аукционом MOST сделали одного коллекционера здесь, это Валерий Неженец, который именно с нашей подачи заинтересовался, пришел на первый аукцион, был в итоге на всех, и у него уже собралась реальная коллекция. Он настоящий новый коллекционер, который глубоко и серьезно интересуется современным искусством. И пусть он один, — наверное, чтобы появился второй, должно пройти еще пять аукционов.

Есть и другие люди, не могу называть всех, хотя есть те, кто на каждом аукционе что-то покупает. Я не назову их коллекционерами, и вряд ли они себя таковыми считают, но они приходят и что-то покупают. На предстоящие торги кто-то придет второй, третий раз, но много и новых участников, что радует — значит, наши институции делают свое дело.





Валерий Неженец

предприниматель, коллекционер

Валерий Неженец рассказал порталу Юга.ру о том, как зарождалась его коллекция и интерес к искусству и какие работы пятого аукциона MOST его заинтересовали.

Как произошло, что вы вообще попали на аукцион?

— Все случилось спонтанно — я чувствовал имманентное влечение к совриску, и когда в фейсбуке начал активно мелькать первый аукцион MOST, мне оставалось лишь купить входной билет и пойти навстречу прекрасному.

2/3 лотов были работами местных художников. Обстановка была искрящейся и изысканной, цены — невысокими, работы — броскими и необычными. Я покупал по принципу «нравится — не нравится» и по сей день не жалею о тех первых приобретениях. Плюс я фантастически расширил круг знакомств и интересов, я имею удовольствие общения с яркими и нетривиальными людьми, у меня в ленте — целое созвездие художников, скульпторов, галеристов, кураторов, критиков, которых я раньше знал только заочно.

И я вижу серьезное подвижничество, даже миссионерство аукциона MOST — он очевидно сводит вместе художников и покупателей, он прививает художественный вкус, задает уровень, он прославляет Краснодар, если хотите.

Были ли у вас до этого какие-то произведения, картины?

— Задолго до краснодарских аукционов я ориентировался в живописи, но это были знания классической школы. И картины, которых у нас в семье было совсем немного, шли из этой серии: пейзажи, маринисты, соцреализм — в общем, все то, что я сейчас разглядываю чуть свысока. Но воспитание заставляет с уважением относиться ко всем жанрам.

Расскажите о своей коллекции — сколько у вас сейчас работ, где вы их храните?

— У нас — семейное собрание, я просто в роли главного куратора. Произведений много, но это скорее минус. С каждым годом понимаешь, что лучше 10 хороших работ, чем 100 средненьких. Время, как главный цензор, всегда подтверждает эту истину.

Основная, магистральная часть нашего собрания — это современное искусство, работы российских авторов, период с середины 90-х и по 2019 год. Главная проблема, которую предстоит решить, — придание коллекции осмысленности, некоего «собирательного стержня».

Собираетесь ли участвовать в предстоящих торгах? Возможно, уже выбрали произведения, за которыми пойдете?

— Да, конечно, я традиционно буду участвовать. Мне нравятся практически все представленные работы. Рекомендаций тут быть не может, потому что у всех разные причины и мотивация для покупки, но точно могу сказать, что подборка аукционных лотов на высоте, цены — более чем адекватны рынку, художники тоже с самым широким спектром техник, цветовых решений, философских взглядов, аукционной истории и т.п. Поэтому желаю организаторам хороших продаж, художникам — признания и высокой оценки, покупателям — отличного вечера и ярких приобретений!





О коллекционировании и отношении к современному искусству на открытии выставки MOST рассказала коллекционер и меценат Маргарита Пушкина, основавшая в 2010 году международную арт-ярмарку Cosmoscow.

Маргарита Пушкина

меценат, коллекционер, основатель арт-ярмарки Cosmoscow

— Индивидуальные частные коллекции тем и интересны, что это история жизни каких-то классных, неординарных людей, они несут на себе отпечаток личности человека. Поэтому стоит расслабиться и покупать то, что нравится, то, что по разным причинам попало в поле зрения, — и не думать о последствиях. Я никогда не посоветую коллекционировать актуальное искусство с инвестиционными целями — во-первых, это очень долгосрочная инвестиция, во-вторых, сложно получить от этого удовольствие. Лучше покупать то, что вызывает эмоцию, то, что нравится.



Я знаю, что были вопросы от коллекционеров, почему так много графических работ и почему они так дорого стоят. Но если привозить живописные работы этих художников, они будут стоить в пять раз больше, а графические намного дешевле, и при этом они тоже передают метод художника и могут украсить любое пространство.

10, серия «Заседание Север-7», Леонид Цхэ

Вот пример: графика Лени Цхэ [серия «Заседание Север-7» — Юга.ру]. Он учился в академии художеств, а сейчас там преподает и, работая, с одной стороны, в академических канонах, разрывает их. Эти работы родились из его проекта, который он сделал с питерской группой «Север-7». Есть традиционное позирование, когда натурщик стоит или сидит неподвижно в течение нескольких часов, и ты должен нарисовать его тело, анатомический рисунок — и это считается реализмом. Леня говорит: нет, это не реализм. Тело всегда находится в движении, мы не сидим даже минуты спокойно, мы все время производим какие-то жесты. Эти рисунки — такая попытка, штудия, очень удачная, как мне кажется, изобразить на статичном листке бумаги это тело в движении — из нечетких линий, цветовых пятен. Художник умудряется изобразить очень динамичную ситуацию, где ты видишь не просто статичный момент, а его предысторию и развитие — вот, например, человек, который вертится на стуле. Здорово, что эти работы в Краснодаре увидит публика.

Роман рассказывал, как вместе с MOSTом растут местные художники. За кем из молодых авторов, чьи работы сейчас представлены, надо следить?

— Ну вот Маяна Насыбуллова [серия «Ленин для души» — Юга.ру], она совсем молодая, хотя у нее уже есть послужной список. Она участвовала в триеннале современного искусства в музее «Гараж». Или работа Андрея Сяйлева с этой керамической плиткой [«Черный круг между двух скульптур» — Юга.ру] — тоже очень классный образ, который врезается в память, хотя работа выполнена из абсолютно простых материалов. Андрей из Самары, он сейчас живет в Москве, мне кажется, у него очень большое будущее. Ангелина Меренкова, чей флаг [флаг с вышивкой Red rocket — Юга.ру] висит рядом с картиной Кухаря. Она сейчас учится в Париже на отделении скульптуры и работает с галереей Pop/off/art,  ее работы уже отлично продаются.

Молодые нижегородские художники Максим Крылов и Ксюша Ласточка раньше занимались граффити, уличным искусством, а сейчас перешли на более галерейный формат с этими элементами уличного стиля [работы Lovely Heads и The giant isn’t afraid of the only light in the room — Юга.ру]. У них со времен граффити есть своя мифология, свои персонажи.







Еще до открытия выставки на участие в аукционе зарегистрировались около 50 человек, хотя обычно большинство принимают решение, посмотрев картины своими глазами. На торгах будет выставлено 70 произведений, а за время подготовки организаторы отсмотрели больше тысячи работ.

Об авторах и некоторых представленных работах рассказала соорганизатор аукциона Наталья Таракановская.





Слава Птрк — молодой, очень востребованный художник, у которого только что прошла выставка на Винзаводе. Он работает в том числе в технике редимейд, когда берет существующие вещи и делает из них, путем добавления каких-то элементов, произведение искусства. Сейчас он очень знаменит, он прогремел на всю Россию, о нем на «Медузе» была большая статья, когда он в Питере на знак пешеходного перехода наклеил, дорисовал двух полицейских, которые этого пешехода ведут.





Это Владимир Селезнев из Екатеринбурга, знаменит тем, что делает различные сюжеты из городов, где он был. Есть из Парижа, есть из его родного Екатеринбурга, из Москвы, Питера, вот теперь из Краснодара. Эти работы сделаны специально для нас. Когда я впервые увидела на фото «Аврору», я обалдела, если честно, — а вживую это невероятно: как колышется вода и как отражается здание. Когда подходишь ближе, этот эффект исчезает.





Владимир Колесников сделал «Крик» специально для нас. Он очень высоко ценится как мастер, и у него эксклюзивный контракт с «Галереей 11.12». Для Краснодара он делает исключение, и галерея это принимает.





Вы видели мраморную колбасу? — серия «Памятники потреблению» Елены Артеменко. Это божественно, это мрамор. Когда мы ее увидели, мы очень смеялись и подумали, что будет куча людей, которые захотят обладать такими штуками. Елена Артеменко родилась в Краснодаре, живет в Москве, работает в открытых мастерских «Гаража». Колбаса такая тяжелая, гладкая и холодная, а вот хлеб — с другой стороны виден необработанный камень. Это ни на что не похоже, то есть это произведение искусства, и оно совершенно хулиганское, это очень смело. И лежат эти колбаса и хлеб на досках из «Икеи».





Лена привела к нам многих молодых, борзых, знаменитых авторов, которые никогда бы не участвовали, если бы не она. А вот с Александром Савко я работала с самого начала. Он никогда нам не отказывает, несмотря на то, что он очень востребованный. Ему почти 60 лет, и при этом все его сюжеты очень молодежные, странные, задевают за живое.






Это почти краснодарская комната. Здесь у нас ЗИПы, гордость наша и любовь, все три картины — это космическая серия. Здесь же Владимир Кухарь, Иван Дубяга, Ангелина Меренкова с этим флагом «Красная ракета» [Red rocket]. Она сейчас живет в Париже, и эта работа приехала из Парижа.

Зина Исупова еще ни разу не была у нас, это портреты на гипсе — серия «Область недостоверного». Она наносит гипс, твердый, тяжелый материал, не на холст, как обычно, а на доску, так что портреты становятся такими рельефными.





Обязательно обратите внимание на Пасмура Рачуйко. Молодой автор из Ростова, учился в Питере и постоянно рисует милиционеров. Вот из этой серии, в ней три холста, мы взяли две. Еще одну, очень провокационную, решили не брать. В «Типографии» на выставке была его керамическая работа с мотивами кубанского флага, тогда пришли из полиции и попросили убрать. «Без названия №44» — это его автопортрет. И он вместе с «Типографией» участвует в проекте «Параллельный рейс» — это выставка современного искусства в троллейбусах Новороссийска.

Выставка работ открыта вплоть до дня проведения аукциона, 27 апреля, она проходит в трех залах второго этажа музея им. Коваленко по адресу: ул. Красная, 15 (второе здание музея, открытое после ремонта). Каталог работ этого и всех предыдущих аукционов можно посмотреть на сайте mosthave.ru.

Источник: Юга.Ру
Комментарии к новости
Добавить комментарий
Добавить свой комментарий:
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Это код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите сюда:

«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
х